Вступить в Клуб Войти
Введите логин
Введите пароль
напомнить пароль

CIO-клуб. По завету Черчилля.

14.01.2008

Три года назад в Санкт-Петербурге был создан клуб, объединяющий IT-директоров предприятий Северо-Западного региона, - SPb CIO Club. О российском клубном движении CIO и о том, чего успел добиться питерский клуб, рассказывают его «отцы-основатели»: президент - Максим Белоусов, директор по IT фармацевтического холдинга «Аконит», и председатель правления - Кирилл Соловейчик, генеральный директор компании «ЛЕНПОЛИГРАФМАШ».

Три года работы - это много или мало для клуба и всего движения CIO в России?

К.С.: Это длительный период, в течение которого вырос и уровень сформированного сообщества. Думаю, последний год стал наиболее значимым. Рост количества членов (в июле в клубе было уже 250 человек) и числа проводимых мероприятий сильно повлиял на саму структуру нашей организации. Мы всегда помним фразу Черчилля о том, что если в клубе больше 100 членов - это уже не клуб. А потому и решили сделать уже вторую реструктуризацию, не только разделив законодательную и исполнительную власть в клубе, но и сформировав правление (совет директоров) и управляющий офис. Таким образом удалось еще больше повысить значимость и полезность клуба в глазах его участников. Одновременно мы вышли на реализацию нескольких проектов - это комитеты по отраслям, школа «Путь CIO», сообщество CIO Junior. Кроме того, развивается много программ, тесно связанных и с союзным движением, поскольку отдельно взятый региональный клуб, пусть даже столь крупный, как SPb CIO Club, - лишь одна из частей той большой мозаики, в виде которой можно представить Российский союз IT-директоров (СоДИТ). В задачи последнего входит идеологическая поддержка развития всего движения CIO в России.

М.Б.: Сегодня в нашей стране уже 12 клубов, в которых состоит около 900 человек. Кому-то покажется, что это очень мало, - ведь в России намного больше CIO, пока не участвующих в клубном движении.

Я хотел бы добавить следующее. Часто наш клуб называют методологическим центром. Это громко сказано. Все-таки методология развития в целом создается самим клубным движением. Мы сформировали структуру клуба и стремимся передать ее как идею в другие сообщества. А суть методики развития очень проста: клуб надо организовывать с учетом всех правил ведения бизнеса! Мы развивались именно так, как и положено любому предприятию. Условно говоря, начинали как небольшая компания с персональным управлением. Сейчас у нас есть управляющий офис, где специально выделенные сотрудники занимаются исключительно внутренней деятельностью, оставив функции развития клуба и клубного движения правлению. А мы же занимаемся не только предоставлением площадки для обмена опытом и мнениями, но и развитием профессиональной компетенции, повышением значимости CIO.

Сейчас мы видим реальные результаты работы клуба. Могу сказать, что его участники «растут», и это очень важно для нас. В первый год рядом с нами было два-три активных человека. Спустя два года таких стало уже тридцать, и некоторые из них удостоились определенных почестей со стороны клуба. Впоследствии возникла традиция - ежегодно отмечать тех, кто активно участвует в нашей деятельности. Это CIO, которые позиционируют себя не просто как люди, увлеченные клубным движением, а как профессионалы, понимающие, что с помощью нашей организации могут чего-то достичь, предлагая в обмен свою помощь в развитии клуба.

К разговору об организации и организованности: клубная атмосфера, к которой вы так стремились, не теряется ли, не «заорганизовывается»?

К.С.: Да, на проводимых нами заседаниях лектория общества «Знание» было сложно сохранить баланс между стремлением к клубной атмосфере и задачами повышения компетенции. Требовалось соблюдать равновесие между кулуарным общением и непосредственно докладами. Еще два года назад мы не думали об отраслевых мероприятиях или отраслевом делении самого клуба. Тот формат комитетов, к которому мы пришли сейчас, прежде был невозможен - слишком мало членов, и естественно, размыта отраслевая направленность. Затем клуб вырос численно, и первым был сформирован комитет по промышленности. Сегодня в нем больше 20 человек. На повестке дня - открытие комитета по дистрибуции и логистике. Предположительно здесь приступит к работе уже 40 человек. В планах - организация комитета по телекоммуникациям и по строительству и недвижимости.

По нашему мнению, в создании отраслевых комитетов есть немало преимуществ. В частности, отраслевая направленность влияет на взаимоотношения, на интересы людей. Например, первое же заседание комитета по промышленности показало, насколько востребован данный проект. Вы не поверите, но за последние полтора месяца мы провели три заседания, причем в полном составе. Люди приходят, потому что им действительно интересно. Другими словами, с делением по отраслям начался уже второй виток общения.

Еще один плюс - построение взаимоотношений с поставщиками IT-решений, подобная задача встает перед каждым CIO. В какой-то степени вендорам интересней работать со всем клубом, когда они действительно поставляют свои решения вне зависимости от отрасли. Тем не менее в комитетах должны быть и собственные партнеры, в решениях которых есть акцент только на промышленные предприятия или только на предприятия оптовой и розничной торговли и так далее. Таким образом, мы открываем двери для общения еще на одном уровне. Это уже следующий этап диалога.

М.Б.: С точки зрения терминологии, мы становимся даже не клубом, а профессиональным сообществом. Мы не то чтобы переросли клубный формат, скорее, со временем немножко модифицировались. Наше общение от просто кулуарного перешло в более профессиональное.

Вы сказали, что в клубе состоит более 250 человек. Это, на ваш взгляд, количественный или все-таки качественный рост?

М.Б.: Количество здесь играет, наверное, не самую главную роль. Когда клуб стартовал, нам хотелось, чтобы в нем было как можно больше участников. Через год мы были очень рады, что нас уже сто. А через два года поняли, что этим процессом надо управлять более серьезно. И из-за сложности управления таким крупным сообществом мы ужесточили правила, но люди все равно приходили в клуб!

Что подразумевается под «ужесточением» правил?

М.Б.: Новые члены клуба проходили три стадии отбора. Первая: приглашаем всех, кто подпадает под определение «руководитель IT-службы». Вторая: берем тех, кто максимально соответствует данной позиции. Мы ввели обязательные требования: не менее года стажа в должности, не менее трех человек в подчинении, обязательные рекомендации и так далее. Все равно людей, отвечающих этим требованиям, было не меньше, чем в первый год, а возможно, даже больше. На третьей стадии, уже в 2007 году, мы перешли на качественный уровень. В клуб стали приходить более профессиональные CIO. Они оставались, им было у нас интересно, а более слабые постепенно уходили. Мы хотели им помочь - для этого и были открыты CIO Junior и школа «Путь CIO». Я считаю, что за последние 9 месяцев мы профессионально выросли с точки зрения состава клуба. Если раньше у нас насчитывалось человек десять, которых знал IT-рынок и с которыми было интересно пообщаться, то сейчас их около пятидесяти.

Кто-то в клубе стал более компетентным, многие из тех, кого мы раньше не знали, раскрылись, а есть и те, кто пришел уже профессиональными CIO, из крупных компаний. По нашим последним сведениям, у 90% членов клуба «на обслуживании» по сотне и более пользователей, примерно у половины - свыше 250. Если оценивать величину компании согласно западным правилам, то можно считать, что эти люди пришли из среднего и крупного бизнеса. Если говорить о национальных компаниях, а в Петербурге их не так много, как в Москве, у нас в клубе их около двадцати - в основном заводы и крупные бренды производителей.

К.С.: Добавлю пару слов. Вы задаете сложные и неоднозначные вопросы, на которые интересно отвечать. Хочется донести нашу точку зрения как концепцию, которую мы с Максимом всегда выстраивали. Действительно, есть некий дуализм количественного состава. Что такое количество? Надо ли за ним гнаться или нет? Чем больше людей, тем больше интересных мнений и тем многогранней само сообщество. Никто не отрицает, что и неактивных людей становится в клубе тоже несоизмеримо больше. Мы все должны прекрасно понимать, что CIO, или руководитель IT-службы, или начальник отдела - это личность со своими плюсами и минусами, достоинствами и недостатками. Нам интересен не только профессиональный опыт, но и сам человек, и его развитие в профессиональном плане. Эта амбициозная задача стоит перед нами как профессиональным сообществом. Для меня, например, самое важное, что люди гордятся членством в питерском клубе. Они размещают логотип клуба на сайте своей компании, и собственники, владельцы компании, разрешают им это делать. Они публикуют логотип на визитках, пишут в своих резюме при трудоустройстве о том, что являются членами или активистами питерского клуба.

Есть ли в клубе понятие «чистка кадров»?

М.Б.: «Чистка кадров», наверное, не самое удачно выражение. Более правильно было бы назвать это периодическим приведением списка участников в соответствие с Политикой по членству. Мы понимаем, что люди могут менять работу и профессию - это жизнь. Многие CIO переходят в IT-компании, другие перестают быть IT-директорами, становятся директорами по развитию, директорами по управлению бизнес-процессами, финансовыми директорами и даже генеральными. В клубе таких примеров все больше. Мы рады за тех, кто растет, но хотели бы, чтобы с точки зрения своего профессионального статуса клуб оставался все-таки клубом CIO.

Что касается наших действий по отношению к тем, кто перестал отвечать требованиям, мы стараемся подходить к вопросу их членства в клубе дифференцированно. Людей, которые помогают, занимают активную позицию, «чистить» мы не будем. Другая категория наших коллег хочет остаться в клубе, так как надеется в будущем вернуться на позицию CIO и заинтересована в услугах клуба. А есть люди неактивные, которые числятся только ради того, чтобы написать в своем резюме, что они члены клуба, и хорошо трудоустроиться. Таким будет предложено покинуть наше сообщество.

Тогда встречный вопрос: PR, который в принципе уже существует у каждого CIO, основан на способности человека подать себя самого или показать свою профессиональную сущность?

М.Б.: Сейчас мы запускаем такой проект, как анкетирование членов клуба. В его рамках будем собирать информацию о работе и достижениях каждого CIO. Кроме того, с начала текущего года на ежемесячных заседаниях проводятся мини-презентации членов клуба. CIO, которые реально чего-то достигли, рассказывают о своем опыте и проектах. Об этом узнают не только члены клуба, но и наши партнеры. В итоге такие мини-презентации формируют официальный статус каждого члена SPb CIO Club. Мы ни в коем случае ничего не делаем за человека. Клуб можно рассматривать только как благодатную почву для развития и оттачивания своего мастерства. Клуб - это возможность полнее раскрыться в профессиональном сообществе, стать более узнаваемым, более компетентным, может быть, более открытым и совершенным. Это действительно лишь возможность, а все остальное зависит от конкретного человека.

Кто предлагает темы для встреч и заседаний клуба?

М.Б.: Еще год назад мы выясняли у членов клуба, какие вопросы для них наиболее актуальны, и на основе рейтингования определяли тематику заседаний на ближайший год. Но сейчас стало трудно полагаться на мнение 30–50 человек. События IT-рынка, его состояние и IT-отрасль в целом начинают диктовать то, о чем стоит говорить. Теперь члены правления сами предлагают интересные темы, а дальше согласовывают их с активистами клуба.

Мы задумываемся и о том, чтобы возвращать более полные, серьезные доклады вендоров, чтобы CIO профессионально знакомились с темами. Ведь многие компании, будь то IBM или Microsoft, внедряют технологии, которые следует обсудить в нашем сообществе. В итоге в клубе сложилась некая не очень корректная ситуация: вендоры и IT-провайдеры «стоят в очереди» на выступление у нас, а мы не можем предоставить им площадку, потому что наш формат ограничен определенным количеством заседаний. Уже по два докладчика выступают ежемесячно на заседаниях, уже дополнительные мероприятия проводим в виде круглых столов, уже есть специальные мероприятия, организованные самими членами клуба.

Темы, которые освещаются на наших заседаниях, можно условно разделить на три группы. Первая - интересна всем, вне зависимости от отраслевой направленности. Вторая - это отраслевые темы, которые ты не будешь обсуждать на общем заседании клуба. Прежде чем сказать о третьей группе, я бы хотел отметить следующее. В клубе сформировалась некая группа профессионалов, уже ставших экспертами в вопросах организации IT-службы, управления персоналом, IT-стратегии, бюджетирования. В то же время в клуб приходят и новые участники, желающие получить информацию об этих и других вопросах менеджмента в области IТ. Это и составляет третью тематическую группу, и для раскрытия данной проблематики мы инициировали проект CIO Junior - для начинающих и будущих CIO. Что-то вроде курса молодого бойца.

Появляется ли у CIO - члена вашего клуба - возможность влиять на развитие бизнеса в своей компании?

М.Б.: С одной стороны, задача клуба - повышать профессиональную компетенцию CIO, и здесь важны методологические доклады, которые мы делаем. А на заседаниях по IT-менеджменту члены клуба узнают, как улучшить позицию CIO в своей компании, как повысить собственную профессиональную значимость. Такова другая сторона, вторая задача клуба.

Правда, в этом не очень заинтересованы собственники, потому что есть прямая зависимость между повышением значимости CIO и увеличением его стоимости. Собственников интересует повышение компетенции их сотрудников, вот почему на первом месте в клубе остается все же профессиональный рост. Мы понимаем, что бизнес сейчас не такой, каким был еще лет 5–10 назад, он осознает свою зависимость от «розетки», как называл информационные технологии в своей книге Николас Карр. IT-специалисты нужны бизнесу, и собственник это знает. И ему, естественно, хотелось, чтобы IT помогали ему не только хорошо управлять, но и приносить доход.

Мы очень часто применяем в клубе обращение «господа директора», то есть позиционируем себя как топ-менеджеры. Многие из членов нашего клуба вошли в советы директоров компаний. Дело даже не в том, что они стали дороже на IT-рынке, а в том, что их значимость для компании была признана. Они могут влиять на бизнес еще сильнее, потому что стали наиболее нужными и более дорогими сотрудниками.

То есть выросло и доверие к IT-директору?

К.С.: Очень часто наши коллеги делятся с нами своими достижениями, говорят, например, что собственник доверил им целый проект. Понятно, что речь идет о проектах автоматизации в целом, охватывающих то или иное бизнес-направление. Это очень важный показатель для нас. Значит, наши коллеги профессионально выросли. Мы лишь показали им инструменты, с помощью которых можно получить компетенции не только IT-специалиста, но и управленца компании.

Конечно, все, что дает клуб, - это абсолютно правильно и важно. Но я бы не списывал со счетов и то, что в нашем клубе, через общение с равными, люди приобретают уверенность в себе и профессионализм. Отсюда уже складывается и доверие бизнеса к ним. То есть членам нашего клуба мы обеспечиваем профессиональный рост не только как IT-специалистам, но и как топ-менеджерам. Ну и, конечно, здесь CIO приобретают единомышленников и друзей, с которыми всегда можно посоветоваться.

Вы упомянули о школе CIO. Каковы ее задачи?

М.Б.: Задача школы «Путь CIO» - передать практические умения, опыт ведущих CIO практикующим директорам. Школа предназначена не для начинающих CIO, а для тех, кто уже состоялся как IT-директор. Тех, у кого есть определенные вопросы, которые нельзя решить в рамках клуба из-за ограничений формата, но можно обсудить в кругу единомышленников. Эти вопросы чаще всего касаются IT-менеджмента. Школа «Путь CIO» рассматривает IT не с точки зрения программной или аппаратной части, а как специализацию, как профессию.

Почему «Путь CIO»? Наверное, потому, что нельзя стать идеальным CIO и достичь совершенства в данной профессии, как и в любой другой. Это длинный путь, и каждый выбирает свой. В школе есть небольшой ликбез: «учитель» рассказывает о том, как лично он организует работу в области IT-менеджмента. Все остальное время посвящено наиболее часто возникающим у IT-руководителя вопросам и самым распространенным решениям, которые надо уметь применять. Отмечу, что «Путь CIO» не образовательное учреждение. Мы не будем конкурировать ни с MBA, ни со школой IT-менеджмента. Задача школы «Путь CIO» - не давать знания, а предоставить инструменты их правильного применения на практике.

М.Б.. Мы предлагаем формат обучения, позволяющий не только обозначить «подводные камни», с которыми встречался на своем пути учитель. Все ученики школы также поделятся своими проблемами, возникающими у них в IT-менеджменте, обменяются опытом решения стоящих перед CIO задач. Я хотел сказать, что мы пытаемся сделать не «умного» CIO - это функция высшей школы. Мы пытаемся стать успешными CIO через самосовершенствование.

Каковы, на ваш взгляд, ближайшие перспективы развития клубного движения в России?

К.С.: Я попытаюсь построить некое связующее звено между развитием нашего клуба и развитием клубного движения в целом. Из тех пяти задач, которые мы декларировали и определяли на Первом учредительном съезде Союза IT-директоров, нам удалось реализовать четыре.

Во-первых, открытие новых клубов по всей стране. Как упоминал Максим, в настоящее время их уже 12. Во-вторых, создание отраслевых комитетов внутри клубов. Сегодня созданы комитеты по промышленности в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Причем эти комитеты будут объединяться в рамках Союза. В задачи союзного комитета входит формирование законодательных инициатив, работа с органами государственной власти, анализ законодательных, правовых актов и многое другое.

В-третьих, у нас сформирована единая сетка событий. Мы пришли к общему мнению: во всех регионах России, которые уже охвачены клубным движением, - а это Москва, Санкт-Петербург, Урал (Екатеринбург), Юг (Ростов-на-Дону), - состоятся ключевые мероприятия CIO Congress. Они соберут IT-директоров предприятий данных регионов.

Естественно, мы примем участие и во многих мероприятиях мирового значения, таких, например, как CeBIT. У нас уже достигнута договоренность с BITCOM о том, что на следующей выставке - CeBIT-2008 - под эгидой этой ассоциации мы впервые устроим встречу российской и европейской делегации CIO. Она будет называться Европейский конгресс CIO.

В-четвертых, вся инфраструктура Союза уже практически создана, управляющий офис и сайт готовы. Нет только официальной регистрации. Мы принципиально настаиваем на том, что Союз является некоммерческим объединением. А из-за специфики российского законодательства зарегистрировать некоммерческую организацию оказалось непросто. Но сейчас мы находимся на финальной стадии согласования. Ну и, конечно, все с нетерпением ждем Второго февральского съезда Союза, на котором, я надеюсь, с успехом отчитаемся о проделанной работе и начнем двигаться дальше.

Наталия Гущина

Издание: IT Manager

http://www.finestreet.ru/magazine/itm/

Другие публикации