Вступить в Клуб Войти
Введите логин
Введите пароль
напомнить пароль

Что ждет бизнес от высшей школы?

29.04.2012

Российский рынок нуждается в ИТ-профессионалах — об этом в один голос заявляют все руководители ИТ-служб отечественных предприятий. Однако для того, чтобы обеспечить стабильный приток молодых и квалифицированных кадров, бизнес должен объединить усилия с образовательными учреждениями. О том, как это лучше сделать, рассуждали представители вузов и члены "SPB CIO Club" в ходе панельной дискуссии University to Business.

Дискуссия состоялась в рамках международной конференции «IT-кластер: путь к успеху», которая была организована 15 марта в Санкт-Петербурге в гостинице «Амбассадор» при поддержке Комитета по информатизации и связи Санкт-Петербурга и журнала IT-Manager. В приветственном слове Борис Исаев, первый заместитель председателя Комитета по информатизации и связи Санкт-Петербурга, подчеркнул, что информационные технологии глубоко интегрируются в жизнедеятельность городов, неотъемлемой частью которой является бизнес. Поэтому он призвал участников дискуссии обсудить возможности повышения эффективности взаимодействия бизнеса и высшей школы, для того чтобы уровень подготовки выпускников вузов, и прежде всего молодых ИТ-специалистов, максимально отвечал ожиданиям и потребностям рынка.

Кончилась учеба, началась работа

Между тем именно недостаточный уровень подготовки выпускников в сфере информационных технологий, по мнению ИТ-директоров, является серьезной и актуальной проблемой для бизнеса. Об этом в начале дискуссии сообщил Максим Белоусов, президент Санкт-Петербургского клуба ИТ-директоров "SPB CIO Club". По его словам, тема образования крайне животрепещуща для всех руководителей ИТ-служб, поскольку приходящие к ним сразу после окончания вузов новые сотрудники зачастую не обладают необходимыми для работы навыками. 

Эту проблему развил в своем выступлении Олег Вайнберг, директор по инновациям сети супермаркетов цифровой техники «Кей». По его словам, информационные технологии на предприятии должны служить эффективным инструментом для достижения бизнес-целей. В «Кее» единой корпоративной ИТ-инфраструктурой компании пользуются около 800 сотрудников. В рамках ее поддержки перед ИТ-департаментом стоят вполне конкретные задачи, требующие хорошего знания используемого «железа» и ПО. «Приходящие из вузов молодые специалисты, обладают очень широким спектром знаний в самых различных областях. К сожалению, в стенах вузов им трудно получить достаточные практические навыки в программировании или администрировании систем», — подчеркнул Олег Вайнберг.

«Именно поэтому я почти перестала брать к нам на работу в ИТ-штат молодежь», — вторит коллеге Мария Андреева, ИТ-директор Setl Group («Петербургская Недвижимость»). При этом, по ее словам, имеющиеся в наличии ресурсы далеко не всегда позволяют «купить» готового специалиста, поэтому зачастую у компании остается лишь один выход — растить кадры внутри коллектива. Однако и эта задача в последнее время существенно усложнилась, поскольку качество знаний информационных технологий в отечественной образовательной системе катастрофически отстает от современных требований, причем не только у ИТ-специалистов, но и вообще у выпускников любого профиля. По оценке Марии Андреевой, такие знания зачастую ограничиваются уровнем Word-Excel, поэтому многие выходцы из вузов вообще не понимают, что такое ИТ и что они могут дать бизнесу, а слова «SAP» и «документооборот» знают лишь понаслышке.

Слабое взаимодействие

Однако представители вузов в корне не согласны с такой постановкой вопроса. По их мнению, уровень практических знаний выпускников напрямую зависит от степени их взаимодействия с потенциальными работодателями на стадии обучения. Так, по словам доцента Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения (ГУАП) Алевтины Зюбан, студенты ГУАП еще на начальных курсах проходят практику во многих ИТ-компаниях, плотно сотрудничающих с университетом, а с 3–4 курса устраиваются туда на работу. Поэтому, по ее оценке, проблема заключается не в качестве знаний образовательной системы, а в том, что сам бизнес зачастую уделяет слишком мало времени и ресурсов взаимодействию со студентами. «Если бизнес будет более четко формулировать требования к выпускникам, нам будет гораздо проще подготовить для него именно тех специалистов, в которых он нуждается», — убеждена Алевтина Зюбан.

«Ни один выпускник никогда не будет на 100% соответствовать требованиям любого работодателя — такого нет нигде в мире», — подчеркнул в ходе своего выступления Дмитрий Райчук, проректор по научной работе Санкт-Петербургского государственного политехнического университета (СПбГПУ). По его словам, несмотря на наличие полиции, которую государство содержит на уплаченные налоги граждан, ни один человек не полагается на нее на 100%, и каждый все равно всегда принимает какие-то дополнительные меры для своей безопасности. Точно так же обстоят дела и с образованием: компаниям недостаточно попросту платить налоги и ждать, что в обмен они получат на выходе из вузов именно тех специалистов, которые им нужны. Либо бизнес вынужден будет тратить время и деньги на адаптацию молодых сотрудников под свои нужды, либо он должен тратить время и деньги на помощь вузам в воспитании полностью удовлетворяющих его профессионалов.

Поколение NEXT

Справедливости ради стоит отметить, что ИТ-директора не склонны винить в низком качестве знаний выпускников именно высшую школу. «У меня нет претензий к вузам, их основная задача — научить людей учиться, а не вложить в каждую голову сведения, к примеру о том, что такое ERP-система и как она устроена», — отметил Олег Апанасик, член "SPb CIO Club" и бывший ИТ-директор ОАО «Звезда». По его мнению, для «тонкой доводки» молодых ИТ-специалистов каждой компании имеет смысл позаботиться о наличии в штате ментора — опытного сотрудника, способного передавать свои знания другим и направлять развитие менее опытных коллег в правильное русло.

Тенденция нехватки специальных знаний у молодых ИТ-специалистов, по оценке участников дискуссии University to Business, тесно перекликается с более глобальной проблемой воспитания современного поколения людей. По словам Сергея Горшенина, начальника управления информационных технологий и телекоммуникаций ОАО «Светлана», нынешнее поколение опытных ИТ-менеджеров в прошлом вынуждено было добиваться всего самостоятельно, без помощи со стороны образовательной системы, государства и бизнеса. Однако в современных реалиях культура саморазвития студентов как в процессе их обучения, так и после окончания вузов, фактически отсутствует. Это также накладывает большой отпечаток на уровень компетенции молодых ИТ-специалистов, которые не прикладывают значительных усилий для собственного роста в профессиональном плане.

Хорошо или дешево?

По оценке представителей вузов, для того чтобы молодые специалисты были заинтересованы в глубоком саморазвитии, им необходима сильная мотивация, которую российский рынок труда им пока не в состоянии предоставить. Не секрет, что для любой инновационной экономики, прежде всего, важны знания, однако на отечественном рынке они сильно недооценены, что выражается в низком уровне зарплат молодых специалистов. Из-за этого до сих пор не прекращается утечка кадров за рубеж: лучшие из лучших студентов чуть ли не с первого курса начинают сотрудничать с иностранными компаниями, куда устраиваются на работу либо сразу после, либо даже в процессе получения высшего образования.

Но пока что отечественный бизнес не готов переломить этот тренд. По словам Сергея Горшенина (ОАО «Светлана), большинство компаний, особенно после финансового кризиса 2008 года, стремятся реализовывать любые бизнес-проекты с упором на экономию затрат. Часто у них появляется иллюзия, что этой экономии можно достичь благодаря привлечению молодых специалистов. Однако большинство студентов при выборе работы отталкиваются, прежде всего, от размера зарплаты. «Я не готова платить практикантам и молодым специалистам большие зарплаты, но они часто сразу хотят слишком много денег», — сетует Мария Андреева (Setl Group).
По мнению Александра Карлика, проректора по научной работе и инновациям Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов, этот замкнутый круг порождает именно бизнес, который хочет заполучить одновременно хороших и дешевых специалистов. А это, как известно, взаимоисключающие вещи и на практике такого попросту не бывает.

Точки соприкосновения

Участники панельной дискуссии University to Business выразили уверенность в том, что помочь в решении всех обозначенных в ходе обсуждения проблем может только более тесное сотрудничество образования и бизнеса. Так, в своем выступлении Сергей Доценко, проректор по научной работе Санкт-Петербургского университета телекоммуникаций им. проф.М. А. Бонч-Бруевича, напомнил о том, что еще несколько лет назад был принят ряд руководящих документов, рекомендующих предприятиям принимать непосредственное участие в образовательных процессах вузов и организации производственных практик студентов. В частности, это достигается созданием базовых кафедр и учебных курсов, которые организуются и проводятся при непосредственном участии представителей производства (бизнеса). По мнению Сергея Доценко, хорошо зарекомендовавшей себя подобной моделью подготовки молодых специалистов является медицинское образование. Формальный недостаток в этом случае один — длительный срок обучения (не менее 7 лет), в течение которого студенты проходят все необходимые стадии получения квалификации.

Чтобы сократить его, бизнес должен приложить определенные усилия. «Сформулируйте вузу кто вам нужен, курируйте образование студентов с первого курса, работайте с ними, и вы получите хороших специалистов», — призывает Александр Карлик, проректор по научной работе и инновациям Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов. По его оценке, некоторые компании уже проявляют активность и сами приходят в вузы с соответствующими идеями, но пока что таких предложений довольно мало.

Еще одна важная инициатива, которая должна способствовать повышению эффективности сотрудничества высшей школы и бизнеса — малые предприятия при вузах. Пока что, по словам Дмитрия Райчука (СПбГПУ), такие предприятия в основном создаются сотрудниками институтов, а было бы здорово, чтобы в таких проектах в качестве партнеров активнее выступал бизнес.

Временные рамки дискуссии не позволили поднять все актуальные вопросы взаимоотношений вузов и бизнеса. В стороне осталось обсуждение инновационных проектов, реализуемых на базе университетов, сотрудничество профильных вузов и ИТ-компаний и многое другое. Но, как сказала в завершении дискуссии Ольга Попова, главный редактор журнала IT-Manager — необходимо продолжать общение и устанавливать более тесное взаимодействие между представителями высшей школы, бизнеса и государства, поскольку только объединение их усилий способно повысить эффективность подготовки отечественных ИТ-специалистов.

 


 

Цитаты:

Мария Андреева, ИТ-директор Setl Group («Петербургская Недвижимость»): Конструктивной может быть только трехсторонняя беседа: государство, бизнес, вузы. Причем все трое должны реально хотеть и иметь возможность что-либо делать. Необходимо привлечение бизнеса на этапах формирования учебных программ, на этапе обучения (ведение семинаров, организация различного вида встреч), большая проработка практических занятий. Должны быть совместные действия вузов и бизнеса по предоставлению мест для прохождения практики в реальном мире. Еще, на мой взгляд, нужно включить в программы на кафедрах по менеджменту, экономике курс «Информационные технологии в бизнесе».

Сергей Доценко, проректор по научной работе Санкт-Петербургского университета телекоммуникаций им. проф. М. А . Бонч-Бруевича: Важность таких встреч очевидна. Есть всегда разные точки зрения на один и тот же процесс (в данном случае — образовательный). Необходимо услышать друг друга. Эту задачу решает в том числе и проведенная встреча. Самое, с моей точки зрения, интересное — это понимание всеми участниками проблемных вопросов образования в области телекоммуникаций. Это вселяет уверенность в перспективное решение выявленных проблем. Диалог должен развиваться под контролем (патронажем) заказывающих специалистов органов государственной власти, способных оценить потребности отрасли в целом. Возможно, целесообразно обсудить вопросы реальных инвестиций крупных предприятий в образовательный процесс в вузах. Это повысит и ответственность, и требовательность сторон.

Олег Вайнберг, директор по инновациям «Компьютер-Центра «Кей»: В настоящее время, как и в СССР, система подготовки специалистов и реальный бизнес живут в параллельных мирах. Соотношение инженерной, то есть организующей, работы и чисто технической как составляло, так и составляет один к десяти-двадцати. Однако соотношение техников и инженеров в ИТ, и подозреваю, что не только в ИТ, как раз обратное. По сути в ИТ-подразделении нужны специалисты, то есть техники. В работе программиста, системного администратора, ремонтника не много инженерской составляющей — это чисто техническое ремесло, которому можно научить за полгода, год, если учить только этому. Но вузы, возможно оттого, что являются убежищем от армии, выпускают инженеров. А специалистов по-прежнему не хватает. Нет ли смысла прямо с первого курса давать специальность как ремесло? Программисту не столь важно знать, как устроен компьютер, какие физические принципы лежат в его основе и за счет какой химии работает аккумулятор. Он надежно огражден от этого операционной системой, виртуализацией, программной средой. Системному администратору нечасто нужны закон Ома и уравнения Максвелла. Если доучивать до инженеров только тех техников, кто реально хочет и может быть инженером, может быть, проблема отсутствия специалистов станет не такой острой.

Дмитрий Райчук, проректор по научной работе Санкт-Петербургского государственного политехнического университета (СПбГПУ): Безусловно, такие встречи нужны.Это ведь часть диалога между высшей школой и бизнесом. И даже если мы по каким-то вопросам после таких встреч остаемся на разных позициях, мы слышим друг друга, а это уже шаг к пониманию. Интересным было то, что случился диалог не только между бизнесом и представителями высшей школы, а и между двумя поколениями — 30‑летних (бизнес) и 50‑летних (высшая школа). И это весьма характерное возрастное различие между профессиональными группами. Думаю, это обстоятельство тоже могло влиять на позиции участников. Мне понравилась заинтересованность сторон в обсуждении предложенного вопроса, наличие позиции. К сожалению, обсуждение взаимодействия бизнеса и высшей школы практически свелось к дискуссии о соответствии/несоответствии выпускника требованиям работодателя. Я полагаю, что если мы сможем в дальнейшем обсудить именно формы взаимодействия бизнеса и высшей школы — уже реализуемые и предлагаемые к реализации, то мы увидим, каким образом это взаимодействие как раз и ведет к уменьшению несоответствия между профилем выпускника и требованиями работодателя. И наш университет готов предложить повестку дня для такого разговора.

Сергей Горшенин, начальник управления информационных технологий и телекоммуникаций ОАО «Светлана»: На мой взгляд, следует разделять вопросы, «что бизнес ждет от высшей школы» и «что бизнес ждет от соискателей», так как на первый взгляд кажется, что речь идет об одном и том же, но на деле это совершенно разные понятия. В первую очередь следует понимать, что выпускники высшей школы — это лишь часть в общей массе соискателей. Причем не всегда эта часть обладает тем же опытом (именно опытом, а не знаниями), что и все остальные соискатели. Как правило, этот факт играет не в пользу выпускников, ибо им предлагаются меньшие компенсационные условия. А дальше начинается замкнутый круг. Зачастую на работу принимаются именно выпускники, которые в силу меньшего опыта не оправдывают ожиданий работодателя. В этот момент как раз и возникают вопросы у бизнеса к высшей школе. И все потому, что производится подмена понятий: бизнес предъявляет к выпускникам такие же требования, как и ко всем остальным соискателям, работающим в отрасли не первый год. Иными словами, налицо «система двойных стандартов» со стороны работодателя. Но это лишь вершина айсберга, и, несомненно, есть компании и руководители, которые готовы вкладывать в молодых специалистов.


Другие публикации