Вступить в Клуб Войти
Введите логин
Введите пароль
напомнить пароль

Максим Белоусов:«Каждый день нужно пытаться давать что-то новое миру, даже если он этого не заметит»

21.01.2014
О том, что такое «вв, чч и пп», о проектах клуба CIO, о принципах успеха и многом другом рассказывает президент Санкт-Петербургского клуба ИТ-директоров «SPb CIO Club», член правления Российского союза ИТ-директоров и вице-президент международной ассоциации ИТ-директоров «IAC» Максим Белоусов.

– Максим, вы человек известный в ИТ-отрасли. Как выбрали для себя этот путь?
– Мое первое образование – педагогическое. Я учитель математики и информатики. Хотя мне информатика всегда нравилась, однако на первом экзамене по архитектуре ЭВМ я получил тройку. Просто не думал в то время, что для меня математика – это важный предмет. Если же говорить о выборе профессии, то я учитель в третьем поколении. Мои предки преподавали в школах, детских садах, военных и ремесленных училищах, институтах... Мой двоюродный дедушка – Зальцман Исаак Моисеевич – был наркомом танковой промышленности СССР, директором Кировского завода во время Великой Отечественной войны.

– Не переживали родители, что вы прервали учительскую династию?
– Я ее не прервал. У меня есть своя школа директоров «Путь CIO», которую веду уже несколько лет. Моя задача – не решать проблемы учеников, а научить их находить верное решение. Я называю это менторством, и мне нравится этим заниматься.
С чего все начиналось? Сначала преподавал в школе, потом в вузе, затем на курсах повышения квалификации бухгалтеров, объяснял, как пользоваться компьютером. Потом стал сам ИТ-директором. Параллельно 20 лет оказывал консалтинговые услуги. Но сегодня я уже не ИТ-директор: моя основная профессия – ментор. И еще я предприниматель, совладелец нескольких компаний.
А школа «Путь CIO» появилась пять лет назад. Сначала она была только для ИТ-директоров. Я их тщательно отбирал: из 50 человек взял всего 20. Все они были опытными людьми, управляли большими коллективами. Самому молодому тогда исполнилось 35, самому зрелому – 62 года. Принимал не всех желающих, а только тех, кто действительно хочет что-то узнать. Я проводил обычные мастер-классы, передавал свой опыт, рассказывал, чем занимается ИТ-директор.
Когда я создавал школу, мне хотелось, чтобы ученики между собой общались, узнавали друг от друга что-то новое. Я сам вечный студент. Имея два высших образования, до сих пор постоянно учусь. И мне кажется, что таким людям, как я, интересно вместе общаться. Поэтому пять месяцев мы общались. Я доволен своими учениками, многие из них потом стали успешными CIO.
Во второй школе появилось модульное обучение. В отличие от первого курса, где занятия я вел бесплатно, это было уже за деньги. У меня обучались семь ИТ-директоров и восемь замов из числа моих бывших учеников или учеников коллег по ИТ-клубу, которые послали их ко мне.
Третья школа была сформирована под заказы крупных компаний. Я рассказывал все, что знаю, но по тому кругу вопросов, который был очерчен компанией. В течение недели удается провести несколько модулей школы, тематика которых совпадает с существующими в компании задачами.
А сейчас идет четвертый этап развития школы – это модный сегодня лайф-коучинг. Приходят люди, предлагают деньги за то, чтобы я поработал лично с ними в сфере ИТ-менеджмента. В течение месяца один-два раза в неделю мы встречаемся, я помогаю ученикам как ментор в их текущей деятельности. Потом еще месяц удаленно сопровождаю.
Последние два года много выступаю перед студентами и школьниками как человек, который, по мнению моих коллег, сделал идеальную карьеру. Возможно, это так, но теперь я больше работаю как бизнес-эксперт. Это не только мне нравится, но и позволяет самому учиться и развиваться.

– В таком случае вы можете сказать, какими компетенциями должен обладать идеальный ИТ-директор?
– Давным-давно одна моя коллега назвала нас немного по-лермонтовски «джентльменами нашего времени». Действительно, настоящий ИТ-директор – интеллигентный, образованный, обладает достаточно большим кругозором, у него интересные и серьезные увлечения, – этакий джентльмен нашего времени. Многие из нас хорошо и стильно одеваются, любят свою семью, имеют различные увлечения и хобби, но в душе мы остаемся все теми же айтишниками, свободными и независимыми, – интеллектуальной ИТ-элитой России.
Кто мы такие? Мы топ-менеджеры, кроме технического, имеющие какое-нибудь еще, обычно экономическое, образование. Мы постоянно развиваемся, потому что не хотим отстать от стремительной ИТ-отрасли. Разумеется, ИТ-директора – это сильные коммуникаторы, ведь они должны переводить с птичьего языка айтишников бизнесу и наоборот. В одной из своих статей я назвал ИТ-директоров «коммуникаторами нового поколения». Они стратеги, при этом могут сами настроить Wi-Fi на планшете или электронную почту. Они презентеры, умеют выступать и вести деловые переговоры.
Я и мои коллеги хотели бы быть такими. Однако не всем удается в реальности соответствовать этому портрету. Некоторые считают, что главное – иметь большой ИТ-бюджет или проект. Но у меня, например, было много маленьких проектов, которые приносили гораздо больше пользы, чем крупные проекты некоторых коллег. Поэтому я оцениваю «крутизну» ИТ-директора не по числу пользователей или большому бюджету. ИТ-директор – это стратег, проектный менеджер, умеющий управлять портфелем проектов, психолог, маркетолог и т.д. Для меня это профессионал, который способен эффективно решать поставленные задачи в сфере ИТ.

– Клуб ИТ-директоров, который вы возглавляете, воспринимаете тоже как проект?
– Да, вы угадали. Более того, скажу, что это проект, который организован по принципу бизнеса. ИТ-клуб – общественная организация, но по сути своей деятельности это бизнес (от англ. – «дело»). У нас регламентированы все процедуры, есть бюджетирование, маркетинговая служба, ведется работа с персоналом.
У проекта, как известно, есть некая последовательность задач, необходимых для выполнения целей. И, главное, он делается ограниченными ресурсами в ограниченном времени, чтобы на выходе получить уникальный продукт. Когда мы создавали клуб, он был проектом. Однако со временем клуб стал подразделением, которое существует на уровне регулярной деятельности, на уровне процесса. Таким образом, от проектной модели мы перешли к процессной.

– Вы говорите о вполне конкретных вещах, но задачи клуба достаточно общие…
– Каждый год мы стараемся сделать свои задачи более конкретными. Потому что айтишники с одной стороны – философы, но с другой – очень конкретные люди. Когда им говоришь, что мы должны поддерживать сообщество ИТ-директоров, встречаясь и обмениваясь мнениями и опытом, составляя рейтинги ИТ-компаний, устанавливая с ними нормальные взаимоотношения, это кажется пафосным. Но за пафосом кроются конкретные действия.
Что мы делаем? Члены клуба встречаются три раза в месяц. Встречи проходят в трех разных форматах. Первый – традиционные заседания, на которых члены клуба обсуждают вместе с ИТ-компаниями новые ИТ-решения.
Второй формат – встречи «Без галстуков». Это мероприятие направлено на развитие менеджерских компетенций. Мы обсуждаем проблемы управления персоналом, работу с поставщиками, управление финансами, проводим переговорные поединки, тренинги лидерства и личностного роста и т.п. Приходят компании, которые в рамках сотрудничества с клубом проводят мастер-классы с нами. Мы на этих встречах развиваемся как менеджеры, как руководители.
И есть третий формат – игровая пятница. Здесь мы просто встречаемся с друзьями, обсуждаем что-нибудь, играем в настольные игры, боулинг, керлинг, ездим на квадроциклах или играем в пейнтбол.
Обычно на деловые встречи приходят человек 40-60. На встречи «Без галстуков» – 30-40. На игровую пятницу собираются человек 20. Интересным фактом являются даты встреч членов клуба. Игровая пятница проходит каждую первую пятницу – это ПП. Каждый второй вторник месяца – встречи «Без галстуков» это ВВ. Каждый четвертый четверг – заседания с ИТ-компаниями – это ЧЧ. И красиво и запомнить легко.

– У вас много проектов в клубе. Наверное, самый известный – это CIO-конгресс «Белые ночи». А какой из проектов вам нравится больше всего?
– У каждого из нас дома есть несколько любимых вещей. Мы приходим на кухню, нам нравится пользоваться той или иной кухонной утварью. В спальне нравится новый пультик от телевизора. Собираясь на улицу, обуваем любимую обувь. Наверное, так и в делах. В определенный период времени я занимаюсь несколькими проектами. У меня не получается делать одновременно все и сразу. Как сказал когда-то мой двоюродный брат, нельзя заниматься разными делами в одно и то же время. Поэтому выделить особо любимое дело сложно.
Мы начинали серию CIO-конгрессов с Питера, а заканчивается она всероссийским, который проходит в Москве и закрывает серию десяти конгрессов в России. Каждый месяц в одном из крупных регионов страны проходит СIO-конгресс. У нас в Питере – «Белые ночи», в Москве – «Подмосковные вечера», в Кемерово и Новосибирске – «Сибирские просторы», в Ижевске – «Родниковый край», в Екатеринбурге – «Уральские самоцветы». Есть СIO-конгрессы «Донские зори», «Болдинская осень», «Камские огни»…
Почему это серия? Потому что каждый клуб проводит конгресс у себя сам. Программу готовят его участники. Мы делаем ее так, чтобы нам было интересно, а уж ИТ-компании подстраиваются под программу конгресса. Мы придумали логотип CIO-конгрессов. Он у всех одинаковый, но цвета разные. У нас, например, синий. История логотипа очень интересная. Вначале его лучи означали северное сияние, поскольку первый конгресс прошел в Питере в 2005 году. Потом это трансформировалось в лучи, которые означают нашу общность как ИТ-директоров.

– У вас в клубе более 300 членов. Он крупнейший в стране?
– Один из крупнейших. Такой же большой и московский клуб. В Европе, кстати, ИТ-клубы намного меньше – 100-120 человек. А если говорить о наших региональных клубах, то там в среднем около 100 человек.
Кстати, каждый, кто хочет вступить в наш клуб, подписывается под этическим кодексом. Согласно ему члены клуба должны уважительно относиться друг к другу, не оскорблять человеческое достоинство, ИТ-компаниям в клубе нельзя заключать сделки с напрямую. В общем, правил много. Наш питерский клуб построен по принципам традиционного английского клуба, поэтому и этика соответствующая.

– А почему были взяты за образец английские клубы?
– Мы строим клуб на долгие годы. У нас есть традиции, которые помогают сохранить клуб в том виде, который был заложен вначале. А это, в свою очередь, отличительная черта старинных английских клубов.
Кроме того, наш клуб расположен в Торгово-Промышленной Палате Санкт-Петербурга, в старинном особняке на улице Чайковского. Когда встречаешься в дворцовых апартаментах, хочется соответствовать дворцовому духу.
Правда, сейчас мы строим новый дом в стиле хай-тек. У питерского клуба, если все будет нормально, через полгода появится свой собственный конгресс-центр. Мы – первый ИТ-клуб в стране, который построил свой собственный клаб-хаус. Он откроется практически в центре Санкт-Петербурга. Это большое здание с деловым центром, рестораном, переговорными комнатами, залом на 300 человек для конференций, учебными классами, выставочной зоной. Мы планируем там сконцентрировать все ИТ-конференции города.

– Каковы традиции вашего клуба?
– Они такие же, как у английских клубов. Например, мы встречаемся в одном и том же месте, в одно и то же время, регулярно, в костюмах и говорим о нашем бизнесе, поскольку мы – деловой клуб.
У нас традиционно проводится день рождения клуба, на котором мы не только празднуем, но и отчитываемся о проделанной работе. Есть традиция выдавать членам клуба значки с его логотипом. Каждый новый член клуба делает самопрезентацию – это тоже традиция. Раз в году мы проводим конгресс. Есть неформальная традиция – в управляющем офисе работают преимущественно девушки, потому что они самые стрессоустойчивые люди в мире. Есть традиция поздравлять всех членов клуба с днем рождения.

– Так все-таки какой же ваш любимый проект?
– Для меня – это школа «Путь CIO». У председателя правления клуба и моего друга Кирилла Соловейчика, – кулуарные встречи. На своих мероприятиях иногда мы проводим интерактивные кулуарные встречи, а ему нравится, когда мы делаем что-то нестандартное практического характера. Он за расширение контактов. Кирилл идеологически поддерживает клуб, а я административно.

– Девиз вашего клуба «ИТ меняет наш мир». Сегодня много говорят о рецессии российской экономики. Это должно как-то сказаться на развитии ИТ?
– Уже сказалось. Как раз на встречах «Без галстуков» очень часто приходим к обсуждению не ИТ-вопросов, а проблем бизнеса вообще.
Что такое ИТ? Это инструмент для бизнеса. Рецессия, я думаю, уже отразилась на отрасли, потому что проекты не такие активные, как в прошлом году, и ИТ-компании говорят о том, что потребительская активность упала. При этом делаются большие интересные проекты. Другое дело, что мы уходим в какие-то специализированные решения. Раньше все внедряли крупные системы.
20 лет идет развитие ИТ в России. В моем сознании информатизация и автоматизация появились давно, с приходом IBM в Россию. Сейчас ситуация изменилась. Теперь создаются решения скорее прикладного характера, нацеленные на повышение операционной эффективности, а не на зарабатывание денег с помощью какой-то системы.
Да, ИТ-рынок проседает, потому что ему все труднее создавать что-то новое. Супертехнологии, облака и мобильный бизнес у нас уже есть. Просто раньше инструментов не хватало, теперь они имеются. И я не думаю, что в ближайшее время появится что-то сверхъестественное.
Я бы сказал так: все, что можно, мы уже попробовали. И никакого суперэффекта бизнес от этого не получил. Поэтому вместе с бизнесом стагнирует и ИТ-рынок.
Почему, например, пошла активная работа по улучшению качества сопровождения ИТ-систем? Потому что бизнес недоволен. Ему не нужно новое. Ему нужно, чтобы существующее работало хорошо.
Если говорить о трендах, то я думаю, что будет меньше проектов, связанных с бизнес-продуктами, бизнес-системами, больше станет инфраструктурных проектов – порталов, интеграционных решений…

– Что вам нравится и не нравится из того, что происходит на ИТ-рынке?
– Мне не нравится, что крупные компании начинают скупать маленькие ИТ-компании, потому что теряется конкуренция. Мне не нравится, что потребитель сам уже не покупает ИТ-решения, ему их навязывают. Причем общаются не с нами, айтишниками.
Крупные компании-вендоры выходят на генеральных директоров и им пытаются продавать. Мне не нравится, как меняется рынок труда. Выпускается большое количество специалистов в области ИТ, которые абсолютно профнепригодны в реальном деле.
Мне нравится, что все больше и больше мы приходим к пониманию важности аутсорсинга. Мне нравится, что в большинстве компаний появляются грамотные директора и собственники, а, значит, роль ИТ-директора становится востребованной. Мне нравится, что упрощаются технологии. Мне нравится дружественность ИТ-решений, которые производят ИТ-компании. Решения стали направлены не на подкованных айтишников, а на простых пользователей. И это здорово.

– Так как же быть успешным в ИТ? Дайте совет.
– Я думаю, что быть успешным в ИТ – то же самое, что быть успешным в любом другом деле. Есть две составляющие ответа. Первая – как говорили Стив Возняк и Стив Джобс, чтобы добиться успеха в каком-то деле, нужно посвятить ему не менее 100 тысяч часов.
Вторая составляющая ответа – слова одного из моих руководителей, который говорил, что успех – это много работы, хорошее образование, надежные партнеры, удача, наконец. И при этом добавлял: «Сказать, что я стал успешным, значит, остановиться в своем развитии». Поэтому я бы сказал так: у меня были успешные дела, но как человек я не могу быть успешным в общем, я хочу сделать еще что-то в своей жизни и не останавливаться.
Нужно любить свое дело – однозначно. Нужно не зарабатывать им деньги, а пытаться быть созидателем. Каждый день нужно что-то создавать – для себя лично, для компании, коллег, подчиненного. Пытаться что-то давать новое миру – пусть даже он это не заметит. И верить в то, что твои усилия будут когда-то востребованы и принесут пользу. Я считаю, что успех – это оценка твоей деятельности другими людьми.
Как можно достичь успеха? Просто работать. Добиваться результатов. Если они будут направлены на созидание и на удовлетворение потребности других, вот тогда человек, который пользуется твоим продуктом, может сказать, что ты успешен.
Для меня счастье видеть вокруг себя счастливых людей. С успехом то же самое. У меня успешный сын, ему 16 лет, и он уже добился успеха в игре на гитаре – стал дважды лауреатом международного конкурса «Виртуозы гитары».

– Как его зовут?
– Никита Белоусов. Поэтому на вопрос, какой мой самый успешный проект, я отвечаю: «Мой сын».

Максим Белоусов

Заместитель Председателя Правления

Другие публикации Максим Белоусов