Вступить в Клуб Войти
Введите логин
Введите пароль
напомнить пароль

Автокомпоненты будут делать в России

25.03.2010
Начиная работать на российском рынке, иностранные компании сталкиваются с массой национальных особенностей российского бизнеса. Это касается всего: от необходимости закладывать в бюджет «представительские расходы» на получение разрешительной документации до непредсказуемости сроков поставок оборудования, проходящего таможенное оформление. Много трудностей подстерегает и в области построения ИТ -инфраструктуры. 

В последние годы в связи с бурным ростом в России сборочных автомобильных заводов мировых брендов встал вопрос и о локализации запчастей. Производство мелких частей и узлов в России ведется уже давно, однако таких крупных компонентов, как кузовные детали для иномарок, до недавнего времени еще не было. Завод «Стадко» является первым подобным в России, поэтому реализация такого проекта — уникальная задача. Местоположение в Ленинградской области выбрано не случайно — именно в этом регионе сосредоточены сборочные производства мировых автопроизводителей. Основной клиент «Стадко» — компания Форд — находится в непосредственной близости от завода. 

В процессе строительства завода к проекту присоединилась Испанская корпорация «Гестамп», которая также была заинтересована в закреплении на российском рынке, и ее новый партнер из России — компания «СеверСталь». 

Сначала компания Gestamp решила участвовать только финансово, затем была введена «надзорная » функция, выявившая множественные различия в подходе к управлению и организации между английской и испанскими компаниями, в результате чего возникла необходимость непосредственного участия в управлении проектом. 

Европейцы европейцам рознь

Так получилось, что проект был начат одной компанией, а завершен другой, и я как человек, вовлеченный в него от начала и до ввода в эксплуатацию, имел редкую возможность оценить взгляды на одни и те же вещи разных компаний. Безусловно, речь идет не об особенностях национальных менталитетов, а о частных мнениях людей, стоящих у руля конкретных компаний. Все же для простоты будем делить их на англичан и испанцев. 

Поскольку в английской компании каждый завод считается обособленным подразделением, вся ИТ-инфраструктура заключается в стенах завода: все серверы и все сервисы, как говорят англичане, onsite, то есть «на месте». В испанской компании, несмотря на значительно бОльшие размеры, централизованное управление и инфраструктура выстроены по принципу централизации. Каждый завод соединен с центральным дата-центром каналами MPLS. Основные серверы расположены в Мадриде, на площадку вынесено только то, что влияет на скорость, и то, без чего уж никак не обойтись, если связь все-таки подведет. Надежность связи, кстати, обеспечивается глобальным партнером Gestamp — компанией British Telecom. Для повышения надежности, для снижения рисков сбоя «последняя миля» по стандарту должна поставляться двумя независимыми местными провайдерами. Однако в нашем случае, поскольку завод находится не в центре Санкт-Петербурга, а в 10 км от Всеволожска, разнообразия провайдеров нет, и на данный момент оба канала предоставляются одним провайдером. «Бритиш Телеком» ведет переговоры с провайдерами, работающими в нашем районе. Второй провайдер должен быть найден, поскольку это регламентировано стандартом. Вообще, все, что касается стандартизации — это краеугольный камень для западных фирм. Будучи сотрудником российской компании, я, под влиянием учредителей, всегда оценивал целесообразность стандартного решения, и часто мы выбирали «нестандартный» подход — за меньшие деньги и с большей выгодой. Стандарт для западной компании — это догма, обсуждению не подлежит абсолютно. Причины, полагаю, кроются все в той же централизации управления. Чтобы управлять крупной инфраструктурой, надо знать, как она устроена. И тут напрашиваются те самые два подхода: первый, когда инфраструктура поделена на «соты» и о том, что творится внутри соты, знает только ее менеджер, и второй — подход Гестампа, когда вся сеть построена по единому принципу, и к какому бы участку они ни подключились, они знают какие стоят роутеры, как называются компьютеры, как организована связь. Безусловно, второй подход более дорогой и менее гибкий, но он дает возможность контроля и снижения человеческого фактора, а значит — снижение рисков для компании в целом.

Проблемы и трудности внедрения

Какие же подводные камни подстерегали нас на пути внедрения «испанской инфраструктуры» в России? На самом деле проблем было много и разных, больших и маленьких, ожидаемых и совершенно неожиданных. Одно их объединяет: все они решаемы. Первая проблема, с которой я столкнулся как сотрудник испанской компании, возникла совершенно на пустом месте: надо было купить серверы и рабочие станции у компании DELL. Оказалось, что в России DELL не работает напрямую с клиентами, только через реселлеров. И, соответственно, международные соглашения тут не действуют. Вернее, не то чтобы совсем не действуют — скидку нам все же предоставили, но цена была совсем не та, на которую мы рассчитывали. Да и сроки поставки превысили ожидаемые в несколько раз — российская таможня это, увы, совсем не то, что внутриевропейские границы…Второе приключение ожидало нас
с IP-телефонией. В соответствии со стандартами «Гестамп», они берут все оборудование (станцию и аппараты) в аренду у British Telecom. Причем привыкли они это брать у испанского «BT», в Европе границ нет, и, соответственно, так удобнее. В России такой фокус не работает, арендованное оборудование «растаможивать» тяжко, да еще придется каждый год возвращать его обратно — таковы российские законы! И российский «BT» почему-то не дает аппараты в аренду. И никто другой, что примечательно, тоже не дает IP-телефоны в аренду. Вот здесь мы первый раз столкнулись с необходимостью отклониться от стандарта, благо на инфраструктуру это не повлияло. Телефоны были куплены в вечное пользование. Третье, о чем хочется упомянуть, это фальш-полы. По стандарту в серверной должны быть фальш-полы. Должны — значит будут!
Договариваемся с интегратором:
— Можете?
— Сами — нет, но субподрядчика
найдем.
— Договорились!
Подходит срок, и выясняется, что субподрядчика нет. Это, наверно, еще одна национальная особенность — разгильдяйство. Но речь не об этом, субподрядчика в конце концов мы нашли, все нам сделают,но в сроки-то мы уже не укладываемся! И получается, что есть два варианта: уложиться в сроки, но без фальш-полов или с фальш-полами, но с задержкой. Если бы решение принимал я, то однозначно отказался бы от фальш-полов — игрушка полезная, но без нее вполне можно жить, особенно при размерах серверной в три шкафа. Мои испанские коллеги в который раз проявили выдержку и заявили, что все должно быть в соответствии со стандартом, а задержка — это неприятное, но не смертельное явление. 

Три столпа успешной ИТ -инфраструктуры 

Было еще много интересных ситуаций, но эти три наиболее ярко показывают приверженность компании внутренним стандартам, которые они насаждают на всех новых заводах. Итак, первый столп, о котором шла речь выше — это стандартизация. Второй столп, на котором зиждется корпоративная ИТ-культура «Гестамп», — это надежность. При проектировании и имплементации любой сложной системы (а ИТ-инфраструктура относится к таковой), надежность играет важнейшую роль. И в крупных компаниях это очень хорошо понимают. Наиболее яркий пример — проектирование и согласование СКС. Поскольку завод — это крупное сооружение, в соответствие со стандартами СКС, необходимо расставить распределительные шкафы по территории так, чтобы все предполагаемые порты находились в 90-метровой зоне этих шкафов. Шкафы между собой соединяются оптическим кабелем. Первоначально системный интегратор предложил схему типа «кольцо»: при обрыве любого звена маршрутизаторы автоматически перенастраиваются и потери связи не происходит: кольцо превращается в цепь. Казалось бы, надежность обеспечена, однако, в соответствии со стандартами «Гестамп», до дальнего узла должно быть не больше двух хопов (промежуточных маршрутизаторов). Для обеспечения такого требования в кольцо были добавлены дополнительные связи. Теперь,даже если произойдет разрыв в двух местах, связь со всеми точками будет. В принципе, надежность даже еще выше: кроме оптической сети передачи данных между теми же коммуникационными шкафами проложена независимая оптическая линия для системы видеонаблюдения. Про дублирование внешних линий связи я уже упоминал выше, оборудование настроено таким образом, что при первых симптомах «пропадания» канала оно переключается на резервный. Да и все остальное — серверы, активное оборудование и просто данные резервируются, зеркалируются и дублируются в соответствии с самыми строгими политиками. И третье, на что обращается внимание в компании, это гарантии и обслуживание. На все поставленное оборудование и предоставляемые услуги в обязательном порядке заключается сервисный договор, где прописываются жесткие сроки реакции на неисправность. Даже тот факт, что завод находится в лесах Ленинградской области, не уменьшает сроков реагирования.

***
Было еще много моментов, многократно подтверждавших приоритеты компании, где во главе стоят стандарты, затем оценивается надежность, и на последнем месте стоит цена. Компания вынуждена вкладывать большие деньги в инфраструктуру, потому что не может себе позволить даже самого маленького простоя. Наши клиенты работают в режиме «Just-In-Time», а значит, мы должны всегда быть наготове.

Источник: IT Manager № 2 , 2010

Иван Козлов

Директор по ИТ Россия