Вступить в Клуб Войти
Введите логин
Введите пароль
напомнить пароль

Горшенин Сергей, ИТ-директор, ОАО «Светлана»: «ИТальянский вопрос»

20.06.2011

20 Июня 2011 года

Горшенин Сергей, ИТ-директор, ОАО «Светлана»: «ИТальянский вопрос»

Перечитав черновик статьи, понял,
что вместо ответов она содержит вопросы.
Вопросы, на которые каждый из нас
должен ответить для себя сам.

Девять утра по местному времени. Маленький отпуск на майские праздники, поезд из Флоренции в Рим и iPad, ставший уже привычным спутником в поездках. Вспоминается разговор, состоявшийся три дня назад в Болонье. Маленький семейный ресторанчик, в котором мы сидели, в это время дня пустовал. Нас было пятеро — трое русских, итальянец и девушка из Польши.

Как и бывает в таких ситуациях, разговор шел сразу на нескольких языках. В этот раз звучали русский, английский и итальянский. У нас с собой был итальянский разговорник в картинках, что позволяло при необходимости что-то объяснить просто указав на нужную картинку. Мы разговаривали на тему образования. Агнешка, так звали нашу польскую знакомую, преподает в техническом университете Вроцлава. Большинство ее студентов — приезжие из других стран, поэтому общаться с ними приходится, в основном, на английском языке. Они также стараются изучить и польский, а некоторые из них осваивают несколько языков сразу. Одни языки даются тяжелее, другие, например итальянский, легче.

В целом этот разговор дал большую пищу к размышлениям. Постараюсь коснуться только основных, на мой взгляд, моментов.

Итальянский язык действительно прост для изучения и понимания. За несколько дней, проведенных в этой стране, довольно легко запомнить базовые слова и выражения, чего нельзя сказать, к примеру, о французском. Размышляя над этим в процессе разговора, я задался вопросом о том, можно ли дать характеристику по уровню сложности такой профессии, как CIO. В рамках данной статьи не будем разделять по уровням зрелости (руководитель ИТ-отдела, ИТ-директор и CIO) данную специальность, ибо на эту тему сломано немало копей, исчерканы кипы бумаги. Несомненно, с повышением уровня зрелости увеличивается и сложность, но ведь это можно сказать и о любой другой профессии. Почему-то пришла в голову старая поговорка: «Все профессии нужны, все профессии важны». Но как коррелируются важность и сложность? Можно ли отнести ИТ в общем и CIO в частности в итальянскому или, наоборот, к французскому «языку»? У каждого из нас свой взгляд на этот вопрос, который, зачастую, продиктован знаниями, опытом, сферой деятельности и многими другими факторами. Но определенная сложность все-таки есть, причем сразу в двух аспектах — образовании и коммуникациях.

CIO как профессия

Когда мне предложили написать статью в майский номер, выпуск которого предшествует конгрессу ИТ-директоров White Nights–2011, я решил написать о том, для чего нужно посещать подобные мероприятия и что они дают для развития. Для меня подобные конгрессы — это, прежде всего, новые знакомства и обмен опытом, что в итоге можно свести к двум словам: новые знания. А это не что иное, как образование и обучение.

Но так как речь в данной статье не о конгрессах, давайте на секунду вернемся к определению сложности. Читатель, не связанный с ИТ, обязательно задаст вопрос, в чем же сложность, да и еще и применительно к образованию?

Постараюсь пояснить на собственном примере. Я никогда не хотел быть CIO, вернее, так: никогда в детстве не хотел быть CIO. Хотя бы потому, что тогда не было такой профессии. Как и большинству из нас, мне хотелось быть милиционером, космонавтом или военным. В то время это было «модно», если можно так сказать. Примерно с пятого класса решил стать программистом. Впервые эта мысль посетила меня в недавно завезенном в школу компьютерном классе, потом пошли книги, так или иначе связанные с современным понятием ИТ. Ностальгия… Один из первых в городе «спектрумов», с дисководом 5,25", который, в отличие от тех, к которым мы привыкли сейчас, весил килограмм 9–10 и был размером с современный системный блок... Первое знакомство с «286-ми» состоялось в 95-м, во дворце молодежи, где где нам каждые выходные давали знания сверх школьной программы... Три года заочного физмата при МИФИ... Казалось бы, все это напрямую никак не связано с тем, чем я сейчас занимаюсь, но оно способствовало выбору первого образования. Начиная с 4-го курса института появилась работа программиста в «Водоканале». Сейчас, по прошествии 10 лет, объем и сложность задач того времени вызывают легкую улыбку.  Небольшая локальная сеть на 50 рабочих мест, два сервера на базе Novell Netware. Помнится, когда часть компьютеров бухгалтерии переводилась с DOS на Windows, отдельные бухгалтера могли завизжать, увидев утром на столе компьютерную мышь, а некоторые даже отрезали у них провод и, брав двумя пальцами за «хвостик», выбрасывали в мусорную корзину. Новые знания впитывал, словно губка, ведь ни чему этому не учили в институте. Каждая новая задача подхватывалась с интересом, даже если она только косвенно касалась ИТ. Примерно через год стало понятно, что помимо институтского образования и опыта должно бы что-то еще, что восполнит пробел между теорией и практикой. Пробел не только в области ИТ, но и в сфере основной деятельности организации. Поэтому помимо ИТ-курсов были курсы по бухучету, чтение регламентов и инструкций пенсионного фонда и «собесов», которые мне любезно одалживали мои коллеги по цеху из ведомств, и т.д. Тогда же пришло и понимание того, что «настоящим» программистом можно быть только в ИТ-компании, либо в компании с очень большим штатом ИТ-персонала, но в то время сложно было представить такие. Таким образом, на следующей работе должность программиста стала «именоваться» «эникейщиком».

Education is over?

Со временем сложность задач увеличивалась, и помимо операционной работы я все больше уделял внимание проектной. Продвижение по карьерной, хотя нет — по профессиональной лестнице появилось само собой. И однажды я стал руководителем ИТ-отдела. Произошло это в компании, имевшей несколько площадок в Санкт-Петербурге и Москве. Поскольку головной офис располагался в «Мозгве», ИТ-отделом руководил тамошний сотрудник компании, хотя давно ходили разговоры о разделении отделов на московский и питерский. Разделение произошло после увольнения московского руководителя. И вот с тех пор началась совсем другая работа — работа руководителя в ИТ.

Пожалуй, этого описания достаточно для дальнейшего понимания ситуации. Ведь схожий путь был у многих из нас. Буквально неделю назад по приглашению IT-Expert слушал у них курс по ITIL, в рамках которого есть задумка создать деловую игру. На 80% группа состояла из линейных руководителей ИТ-отделов, которые еще вчера были программистами и системными администраторами. Готовы ли они к этой работе? Безусловно, да, но как специалисты, а не как управленцы. Почему? Для ответа на этот вопрос вернусь к собственному примеру. Вместе с записью в трудовой книжке «Руководитель ИТ-отдела» я стал понимать, что дипломов, сертификатов и курсов в области информационных технологий, а также понимания предметной области компании уже недостаточно. Что же тогда необходимо еще? Этот вопрос заставляет задуматься многих. Некоторое время назад на портале Global CIO в теме Education is over поднимался вопрос об образовании и обучении CIO. Приведу слова председателя правления российского союза ИТ-директоров Бориса Славина: «Есть ли подходящее образование для ИТ-директора? На первый взгляд, да. Всем известно, что дополнительное обучение для CIO — это курс MBA с уклоном в ИТ, фундаментальный и длительный образовательный процесс. Но проблема в том, что на этом все и заканчивается, это последняя ступень образовательной лестницы. Может быть, существуют и регулярные курсы переподготовки CIO? Пока нет.

При этом ИТ-специалисты находятся в гораздо более выигрышной позиции. В отличие от своего руководителя они могут обучаться непрерывно: появляются новые версии программных продуктов, выходят обновленные релизы ITIL, появляются новые сертификационные требования для менеджеров проектов. Для ИТ-специалистов периодическое обучение — это норма. А для CIO?
Создается ощущение, что его образование всеми считается законченным (так и просится аналогия с шутливой расшифровкой аббревиатуры CIO как «Career Is Over», «конец карьеры»). Но очевидно, что так быть не должно…»

Следовательно, перед тем как занять управленческую должность, необходимо на два года оставить работу (именно столько длится хороший курс MBA). Или совмещать обучение с работой, что опять же создает свои сложности. А потом, по окончании обучения, уже ничему не учиться, так как учиться нечему? Очень хочется сказать, по аналогии с известной фразой «спасение утопающего — дело рук самого утопающего», что обучение CIO — задача самого CIO. Допустим, это так. Но чему учиться, какое образование получать? Два года назад на конгрессе WN-2009, в рамках секции CIO Black Days мы проводили опросы по данной тематике. Результаты оказались вполне ожидаемыми (см.диаграмы1,2,3)

 
Диаграмма 1


Диаграмма 2


Диаграмма 3



Как видно из приведенных диаграмм, в основном ИТ-директора имеют в своем арсенале одно высшее техническое образование, в то время как за рубежом считается, что CIO должен иметь бизнес-образование, а профильное техническое — скорее, исключение из правил. Что же получается, у нас учат не тому? На первый взгляд, напрашивается именно такой ответ, что и соответствует действительности: в российской системе высшего образования нет специальности «ИТ-директор», хотя есть специализации по управлению предприятием. Сложность профессии? Вполне возможно, особенно учитывая «европейскую идеологию CIO»: руководить ИТ должен человек с бизнес-мышлением, а не технарь. Сложность также и в том, что, зачастую, при одинаковом уровне образования и опыте финансовый директор, к примеру, имеет бóльшую значимость в компании, нежели ИТ-директор. Почему? Ведь и один, и второй занимаются серьезными для компании вопросами. Ответ очень прост. Возраст ИТ, как направления деятельности в России, еще слишком мал, а следовательно, мал и авторитет этого направления. Хотя уже сейчас количество организаций, в которых ИТ занимают пусть и не главную, но все же одну из основных ролей, растет, а следовательно, растет и количество CIO, каждый из которых выбирает свою модель обучения, связанную со сферой и спецификой деятельности компаний, в которых он работает, также основанную на собственном практическом опыте работы специалистом. Что в свою очередь позволяет разбираться во всех аспектах деятельности ИТ-подразделения.

CIO-коммуникации

Когда эта тема поднялась на «Уральских самоцветах», было высказано мнение о том, что в некоторых случаях данную ситуацию можно изменить.  В условиях интенсивного развития, как бизнеса, так и ИТ, возрастает роль CIO в развитии  конкретной компании. Ситуация когда ИТ-руководители активно привлекаются к решению бизнес-задач уже не редкость. Получается что, современный успешный ИТ-руководитель должен уметь эффективно и каждодневно управлять изменениями. Принимать решения, зависящие от множества факторов. Среди этих факторов макроэкономические и региональные условия, специфические для конкретной отрасли действующие силы и различные организационные характеристики. Не последнюю роль также играют собственные личностные данные, навыки и профессиональные амбиции, ну и конечно ИТ-директор сам должен проявлять инициативу и при этом обладать хорошими коммуникативными способностями. Ведь надо не только знать, какие виды коммуникаций бывают (вертикальные, горизонтальные, руководитель-подчиненный, неформальные…), но и уметь их правильно использовать, что составляет еще одну сложность в силу специфики базового образования, но это уже тема отдельной статьи.

В связи с этим повышается значимость работы ИТ-специалистов для общества и бизнеса, информационные технологии включают в себя уже не столько инструментарий, сколько организацию бизнеса, взаимодействия людей. Соответственно решающее значение приобретает самообразование и саморазвитие людей работающих в сфере информационных технологий. А так как современные образовательные программы не готовят менеджеров в сфере ИТ можно сказать что современный ИТ-руководитель – это результат кропотливой внутренней работы.

Так давайте посмотрим на это с другой стороны: вспомним свой профессиональный опыт, оглянемся на наших коллег, с которыми мы очень скоро встретимся на очередном конгрессе для обмена опытом и знаниями. Несмотря на сложности, каждый из нас добился определенных результатов и продолжает движение вперед. Таким образом, сложность нашей профессии одновременно является и ее большим плюсом. Ведь именно эта сложность делает нас такими, какие мы есть — целеустремленными и нацеленными на достижение целей. поставленных перед собой и компаниями, в которых мы работаем. И мне, как человеку, связанному с ИТ, хочется верить в то, что это действительно сложная профессия, даже если сравнивать ее с «тяжелым» французским прононсом. Но не стоит забывать, что французский язык — один из самых красивых, неизменно вызывающих восторг, так же как и CIO — это еще и состояние души. Профессия объединяет нас и заставляет стремиться к новым языкам и познаниям.
Для тех же, кто ждет от этой статьи конкретных рекомендаций в области получения дальнейшего управленческого ИТ-образования могу дать совет посмотреть в сторону следующих «школ» или аналогичных им. Например Школы «Путь CIO», организованной в 2007 году Санкт-Петербургским клубом ИТ-директоров “SPb CIO Club”  или программы «MBA специализация: Информационный менеджмент (CIO)», разработанной Школой IT-менеджмента в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

***
Зеленые горные пейзажи за окном сменились мелькающими домами. На итальянском языке объявили, что мы двигаемся по расписанию и ровно через 10 минут прибудем в Рим.
На этом поставлю точку: пришло время стремиться к новым знаниям и коммуникациям в итальянской среде.

Сергей Горшенин

Директор по цифровой трансформации

Другие публикации Сергей Горшенин