Вступить в Клуб Войти
Введите логин
Введите пароль
напомнить пароль

Александр Куприянов, ИТ-директор НПО им.С.А.Лавочкина: Не мешайте верить в путь — он у нас от Бога!

13.02.2012

Сочинение на вольную тему, вдохновленное стихами моего школьного учителя литературы Юлия Кима

Предыстория I. Алеет Восток

Здесь при помощи разных дядей
Мы стараемся дружно, чтоб
До семи законных пядей
Довести наш бледный лоб.
[1]

Во времена стародавние случилось мне отпочковаться от по-детски теплого, пахнущего свежими гауссианами, лучащегося светлыми фурьеобразами, шумящего кимовскими песнями колмогоровского интерната. Юная, пяти лет от роду, спецреспублика с некоторой опаской вытолкнула меня в неяркий мир малоприметной нешумной деятельности с непременной приставкой «СПЕЦ». Разбухавшая «до семи законных пядей» голова гирей на шее утянула в темноводный омут секретных разделов прикладной математики вослед за В. Котельниковым, К. Шенноном [2] и иже с ними. Началось обретение специальности, позволяющей зарабатывать на неплохую (по советским меркам) жизнь решением мудреных задачек, любовь к которым в школьные годы довела до олимпиадных вершин.

Как чудесно, что однажды получается
То, что раньше не умел.
Но тот час же вдалеке обозначается
Недостигнутый предел.

Профессия не обманула и долгие счастливые времена утоляла мое математическое и лингвистическое любопытство за государственный счет. Пролистывание DicNavAb [3] и тихие радости вычисления групп инвариантов специфических орграфов, спряжение глаголов на «Пушту» и конструирование структурно-статистических методов решения хитроумных задач, потребляющих всю доступную компьютерную мощь, многие годы быстроногого времени доставляли удовлетворение от хорошо сделанной работы.

Загогулина I. Препод

Ваш страна — особый случай,
Разобраться мудрено.
Кто у вас учитель, кто обычный кучер,
Или это все равно?

В период бурного распухания системы высшего образования в девяностые годы по приглашению коллег случилось мне преподавать в курских госуниверситетах [4] дисциплины менеджерского цикла и околотехнические, вроде общей теории статистики или общей теории систем. Пятилетний опыт работы спровоцировал общение с коллегами из новорожденных негосударственных вузов (количество которых, сиречь институтов, более чем в десять раз превысило соответствующий показатель советского периода), что не один раз напомнило написанные любимым педагогом строчки, вынесенные в эпиграф.

Предыстория II. Командир

Ни тропиночки убогой, ни ложбиночки пологой.
Как же коням быть? Кони хочут пить.
Вот и прыгнул конь буланый с этой кручи окаянной.
А синяя река больно глубока.

После успешной, а потому орденоносной миссии в составе советских войск в Афганистане превращение в начальника из чего-то вроде team-leader стало неотвратимостью, по каковому поводу некоторые коллеги высказали вполне искреннее, лишенное двойного дна, сочувствие. В дополнение к любимой с юности книге Д. Карнеги [5] на рабочем столе скучной стопкой примостились всяческие законодательства, а с ним иные занудные, не дружественные математике издания. Подарок друга «Курс для высшего управленческого персонала», [6] так и не нашедший себе употребления в окружающей, обряженной в военный камуфляж действительности, подергавшись взад–вперед на книжной полке, продлил исполнение привычных ему обязанностей пылесборника.
Десятилетие пребывания в шкуре «и царь, и бог, и воинский начальник» заметно уменьшило энтузиастическую устремленность к роли Первого Лица и похоронило надежды на возвращение вспять, от управленческой работы к предметной.

Наплявать, наплявать,
Надоело воевать,
Моя хата с краю,
Ничего не знаю...

С улучшением общей ситуации в стране в начале двухтысячных, оглядевшись по сторонам, с большим опозданием обнаружил: пора переходить на вольные хлеба. Целый квартал пришлось работать в двух местах одновременно.

CIO.

Но я не плачу, и не рыдаю,
Хотя не знаю, где найду, где потеряю.
И очень может быть, что на свою беду
Я потеряю больше, чем найду.

Начало собственно CIO-карьеры отмечено несколькими яркими вехами памяти, тэгами коллекции мгновений жизни. Среди них комфортно разместились два дня психологического тестирования под наблюдением любопытствующего верховного корпоративного кадровика/HR [7] шефа: «Коэффициент интеллекта (IQ [8]) — ладно, определили; так, еще парочку вопросиков… А что у Вас с тестом Кеттела шестнадцатифакторным?» Будь у него тогда под рукой детектор лжи, он бы и его на мне обкатал, продлив процесс на дополнительный денек-другой.

Примерно через год, пронаблюдавши процедуры приема/увольнения прочих «топов», понял, что HR просто-напросто поймал кайф от моих психологических испытаний: видимо, это сродни эйфории зоолога, обалдевшего от редкого шанса изучения невесть откуда взявшегося живого царапающегося птеродактиля.

О наслажденье — скользить по краю.
Замрите, ангелы, смотрите, я играю!
Разбор грехов моих оставьте до поры.
Вы оцените красоту игры.

Провинциальный холдинг, плативший зарплаты выше среднего уровня, устоявшегося на локальном рынке труда, все же не мог, да и не считал нужным обеспечивать конкурентный с Москвой и «заграницей» размер дохода, что обусловливало заметный (свыше 15%) уровень текучести кадров. Специалистов уносило течением жизни в Москву, Нягань, Токио, на собственный диван с контрактом американской фирмы на удаленную разработку веб-приложений, во «фриланс» или в иные приятные деньгами и комфортом места. Набор персонала приходилось вести постоянно и, отыгрываясь за пережитые мной мучения, ИТ-департамент вовсю пользовался культивируемыми корпоративной HR-службой методами психологического отбора. Несколько сплошных тестирований персонала позволили сформировать нечто вроде модели специалистов различного профиля.

И согласитесь, какая прелесть
Мгновенно в яблочко попасть,почти не целясь.
Орлиный взор, напор, изящный поворот,
И прямо в руки — запретный плод.

У программистов–разработчиков оказался довольно высокий IQ, хотя подбирать их по этому принципу неразумно, уровень интеллекта — лишь один из оцениваемых показателей, и не более того. Хорошие админы — как системные, так и приложений — выделялись высоким уровнем интеллектуальной работоспособности по тесту Ландольта [9]. Для них были характерны высокие точность, выносливость и надежность. При неполном соответствии профиля должности опыту специалиста особую ценность обретала проверка обучаемости, обычно выполняемая с помощью тестов на интеллектуальную лабильность [10]. Тестирование формировало стартовую площадку последующего профессионального собеседования.

Трансформация

Многоуважаемые граждане!
Приходите с вашими детьми:
Сделаем мы их тоже такими же
Многоуважаемыми!
 
Переход из одной рабочей среды (военной) в другую (коммерческую) навеял впечатления, подобные по уровню тривиальности знаменитому «Лошади кушают овес и сено» чеховского учителя словесности. Основной трансформационный урок, кратко выражаясь, состоял в том, что люди в обоих случаях такие же, те же, ибо сформированы в одной культуре и в схожих условиях.

Чтобы прочувствовать это, не нужно возноситься в экклезиастические духовные выси, в которых «и ничем человеки не отличаются от скотов».

— А ты знаешь, что дельфины
разговаривают?
— Знаю, не знаю только о чем.
— О торговых караванах,
О морях и океанах,
Где какая рыба  и почем.

В стародавние библейские времена не было корпоративных HR-процедур, вот и трудно было разобраться, кто перед тобой: человек или, скажем, хомячок, пингвинятко либо вообще дельфин. Более того, такого рода различения могли просто-напросто не существовать, пребывая в состоянии полной непридуманности.

Уровень ответственности и количество персонала сократились кратно, так же кратно, к радости семьи, выросла зарплата.

Старт
Поступью железной
дружно, как стена,
мы шагаем вслед за,
невзирая на!
Мы горды своими
и, вперед глядя,
отдаем во имя
и на благо для!

В новой работе на крупном предприятии (на тот момент в топ-200 российских частных предприятий по версии Forbes) со штаб-квартирой в Курске поначалу принялись реализовываться мои устремления преподавателя менеджмента с приставкой «стратегический». После нескольких обсуждений с боссом ИТ-стратегия диаграммой Ганта легла на лист А3 и заметно улучшила офисный интерьер, разместившись на стене за спинкой моего кресла. Через пару лет без шума и пыли красавица-схема перекочевала в корзину. Реализовалась она по-русски, с задержками и перекосами, да и надобность в ней миновала, поскольку вросла в душу и прочно врезалась в память.

Ну что там ваши сводки, анкеты и доклады,
Когда повсюду рядом там и тут
Счастливые находки, таинственные клады
Неужели так и пропадут?

Довольно важным занятием оказалось то, что я бы сейчас назвал институционализацией — прежде всего, определение собственного статуса и статуса формируемого ИТ-департамента, разработка применительно к текущим задачам собственной версии не существовавшего в ту пору ITSM [11]. За пять лет сформировался кодекс страниц в семьдесят, что, на мой вкус, немало.

Мечты

Не копье пробило грудь. Ранила тревога.
Не мешайте верить в путь — он у нас от Бога.
Нам ни выгод, ни щедрот, ничего не надо.
Лишь бы где-то Дон Кихот сел на Россинанта.

В производственной компании как-то не возникает этакого залихватского устремления стать руководителем субхолдинга или какой другой крупной структуры. Единственным встретившимся на моем корпоративном пути искушением было возможное перемещение в другую функциональную область на более сытую должность. Слава Богу и Боссу, этого не произошло, ибо не к добру бы оно было.

Судьба «топа» в корпорации — борьба за влияние и авторитет и, как следствие, за ресурсы. Людские, материально-технические, финансовые. Ну, и за собственную власть тоже.

Куда ты скачешь, мальчик?
Куда ты держишь путь?
Всю жизнь ты то и дело
Скакал, а толку чуть.

Постановка вопроса CIO = Carrier Is Over — от инерции борьбы за власть, незаметно ставшей самоцелью. Немцы, когда-то обучавшие меня на менеджерских курсах, главным вопросом для открытия своего дела полагали не «чем выгодней заняться» или «где бы взять самый дешевый кредит», а «кто я» — вопрос, являющийся основой любой разумно выстроенной карьеры. В азбуке менеджмента малозаметной картинкой скрыта формула: на «топовых» позициях личные качества важнее технологических узкопрофессиональных. Устремившийся к власти индивид полагает: ну да, значит, и я могу. Возможно, если такова его действительная природа, и он сумеет быть лучше других искателей. Не «не хуже», а именно лучше, и это как раз то, что будет приносить ему каждодневное трудовое счастье.

Лили воду в решето —
Вот тебе и здрасьте!
Лучше все же делать то,
Что ты делать мастер!

Если ты хороший «технарь», этот опыт придется преодолевать и даже изживать. Уверен ли, что это то, что тебе нужно? Управлять людьми и ресурсами — это ТВОЙ путь?

Путь. I

А ты все дальше напролом,
И видишь сквозь туман и слезы —
Все шире даль, все ближе звезды,
И ты не зря шагал своим путем,
И ты всегда шагай своим путем!

В требованиях к кандидатам на позицию ИТ-директора нередко можно встретить пункты по владению конкретными технологиями: CISCO, SAP, Microsoft, Oracle и т.п. То ли в реальности ищут Team Leader’а, и компания маленькая, но гордая, то ли неграмотные персональщики породили монструозного кракозябра. ИТ-директор, в отличие от программистского старшого, призван решать задачи бизнеса, используя доступные ему ресурсы: информацию, персонал, деньги, технику, технологии.

Даже будучи демоном зла и двуличия,
Предаваясь разврату и водку глуша,
Герцогиня во всем соблюдала приличия,
И не кушала спаржу с ножа
Никогда!..

Действует он в рамках общей технологической политики, которая, по большей части, существует, а иногда даже описана, причем, в соответствие с корпоративной стратегией, помянутой, впрочем, исключительно для приличия, ибо в оформленном виде я эдакий раритет не видывал. То есть, конечно, в прошлом году на Высших курсах ИТ-директоров при ГУ-ВШЭ промелькнула воспаряющая в заоблачные выси Синяя Птица внятной ИТ-стратегии «ТНК-БиПи», вполне aligned (согласованной) со своей общекорпоративной подругой. Редкое в наших широтах создание с добротной британской родословной упорхнуло вить гнездо Case Study на страницах бизнес-пособий.

Ну а если вам жалко глаза свои,
И к реке вы придете как заспанный,
Драгоценное время губя,
То напрасно тогда вы и выйдете:
Ничего вы в реке не увидите,
Разве только что сами себя...

Комичность ситуации в том, что ИТ-стратегии как раз востребованы, полагаю, по причинам малопонятности предметной области неИТ-«топами».

С точки зрения бизнес–здравомыслия, ситуация как раз безумная, будто запись расходов путешествующей оперной дивы: морковный салат — $1, неизвестно куда — $250. Морковный салат в нашем случае — это ИТ, неизвестно куда — это в Бизнес (именно с большой буквы «Б»), Business (произносить следует с непременным придыханием–присвистом).

Загогулина II. IT Blogs. IT Manager

Ишь, как он выпендривается взглядом и видом!
Мы тут переживаем, а ему, небось, смешно!
Он такой, он герой! Ах ты, индивидуум!
А мы — ихтиозавры? А нам не дано?

Лет несколько тому назад соблазнил меня Миша Елашкин участвовать в IT Blogs, и с тех самых пор так и полагаю эту виртуальную курилку прекрасным источником профессионального образования и приведения собственных мыслей в порядок. Полчаса диспута с Анатолием Тенцером или покойным Михаилом по интеллектуальной питательности и усвояемости ни с каким деликатесом сравниться не могут.

Я чувствую, друг, как всегда,
твой локоть, а также плечо!
Сегодня мы — как никогда,
а завтра — гораздо еще!!

А после того, как Ольга Попова представила меня в своем журнале как «человека в черном» (славься, «Кей»!), единственной реальной возможностью восстановления многоцветия автопортрета стало сотрудничество с IT Manager. Открылась возможность формулировать и излагать собственные взгляды на ИТ, на людей, в отрасли обретающихся, и нарождающуюся новую систему человеческих отношений в виртуальном мире. В каждом номере прошлого года публиковалась статья о жизни и трудах народонаселения киберпространства.

Я понимаю... Я только говорю, что совесть —
Это нравственная категория...
— Но как же быть, когда идет борьба
За идеал и лучшие надежды?
Ну, а в борьбе нельзя без топора,
А где топор — там щепки неизбежны.
      И как же быть тогда?

Воплотившиеся в iPhone и BlackBerry, породившие Facebook и Twitter сообщества, информационные технологии образовали инфраструктурное основание самых медийно-громких общественных движений ушедшего года — от арабской весны, ливийского беспредела и августовских лондонских погромов до Occupy Wall Street в Вашингтоне и митинга на Болотной площади в Москве.

Лаптем сосну не перепилить,
Но подлеца переподлить —
Возможная задача,
Хотя и не пустяк.
Тут главно дело — кто кого,
Чем он тебя — тем ты его.
А как еще иначе?
Иначе, брат, никак!
 
Неразумно оставлять борющихся за собственное, своей партии и страны, место в киберпространстве политиков без технологического присмотра и поддержки. Они уже доигрались до боевого применения воздействующего на объекты реального мира виртуального оружия. В позапрошлом году американо-израильско-британский альянс долбанул вирусом Stuxnet по оборудованию иранского завода обогащения урана в Натанзе, а в ответ персы в конце прошлого года виртуальной сетью изловили и посадили на собственной территории американский беспилотный разведчик-невидимку RQ170, стартовавший с афганской авиабазы в Шинданде.

То не конь вороной
Проскакал стороной,
То не коршун по небу плывет,
То разбойник лесной
Точит ножик стальной
И о Родине что-то поет!

Иран по кибервооруженности, как полагали года два назад, находился на пятом месте [12] в мире. Возможно, эпизод с захватом беспилотника ЦРУ США вынудит пересмотреть эту оценку в сторону повышения рейтинга.

Нужен за ними пригляд, ох, нужен! Наверняка до выхода в свет этого номера что-нибудь новенькое воинственное в Натанзе или Ормузском проливе проистечет.

Back in Moscow

Инцы-голодранцы
Лучше вас у вас живут.
Как это по-русски будет,
Ein und zwanzig ?
Был бы шея — есть хомут.

Аккурат перед кризисом-2008, вознамерившись по прошествии десятилетий возвратиться в Москву, сыграл в «Блэк Джек», «очко», Ein und zwanzig с деловой судьбой и после достойных отдельного повествования  мытарств приобрел новенький, изготовленный по все еще передовым космическим технологиям хомут на свою айтишную шею.

Песня спета, кончен путь, что же дальше делать?
Дальше должен кто-нибудь по дороге ехать.
Спета песенка давно, вручена награда,
Но кому-то все равно дальше ехать надо.

Про кризис в российской космической отрасли объявлено на весь мир с высоких правительственных трибун и истоки его, в общем, известны и определяются как хроническим, на протяжении почти целого рабочего поколения недофинансированием, так и значительной утратой человеческого потенциала в богатой научно-техническими традициями отрасли.

Округлые фразы бессильны передать чувства людей, у которых много лет кряду пытались отнять их гордость и смысл трудовой жизни. Даже писать об этом вот так, мимоходом, как-то неловко.

Как за меня матушка все просила Бога,
Все поклоны била, целовала крест,
А сыночку выпала дальняя дорога,
Хлопоты бубновые, пиковый интерес.

Технологическое отставание от мировых лидеров, нехватка молодых талантов ощущаются не только в основном производстве, но и в отраслевых информационных технологиях, использующихся, оговорюсь, для автоматизации управления предприятием, а не в процессах изготовления компонент изделий или управления космическими аппаратами.

Путь. II

Быстро едешь — раньше помрешь.
Тише едешь — вряд ли доедешь.
Так живи, не трусь, будь, что будет пусть.
А что будет — дальше поймешь

Невыгодные для отечественной космической промышленности сравнения с информационными технологиями мирового лидера можно начать, скажем, с проекта интеграции ERP в рамках американского агентства NASA стоимостью в сто миллионов долларов. После должной паузы, выражающей почтение к величине затрат на этот не самый крупный SAP-проект, можно упомянуть о технологических изысках, таких, как стратегии CALS [13], PLM [14]. Затем настанет пора уважительно вспомнить про компьютеризированный системный инжиниринг, идущий от управления требованиями к управлению программами и проектами, образующий информационную основу создания американских ракет и космических станций [15]. В продолжение достойно упомянуть о принятой в NASA архитектуре предприятия, призванной оптимально объединить в себе бизнес-процессы, капиталовложения в разрезе миссий и управление жизненными циклами изделий [16].

Я сел однажды в медный таз
Без весел и руля,
И переплыть Па-де-Кале
На нем собрался я.
Ведь на подобном корабле
Через пролив Па-де-Кале
Никто не плавал до меня.
 
В российской действительности некоторые перечисленные концепции отсутствуют, искажены или заболтаны. Для их выражения и внедрения отсутствуют «слова» электронные стандарты изделий и процессов, так же, как и ресурсы всех видов. Роль информационных технологий соответствует их текущему значению в отрасли и пониманию их ценности высшим руководством. Если в NASA главный инженер (CTO) и CIO — фигуры одного управленческого уровня (С-level), то и в этом, к сожалению, Россия идет своим путем.

На фоне множества катастроф ракетно-космической техники, имевших место быть в ушедшем году, недавнего провала миссии «Фобос Грунт», который деликатные иностранцы называют Phobos Ground, а хамоватые Phobos Grunt [17], представляется более приличным говорить о проблемах, нежели о свершениях.

Я могу уважать нелепые прожекты,
Я могу уважать много еще чего.
Но кто хочет действовать и стесняется лишней жертвы —
Режьте меня, жгите меня, — за что уважать его?

Превращение нашей Родины в страну, производящую на современном технологическом уровне космическую технику, надежно выполняющую амбициозные миссии в интересах великого народа, хочется надеяться, именно сейчас способно обрести новую живую энергию.

В багряной маске и рубахе
Меч роковой подъемлю я...
И — подержав минуту в страхе —
Я отпущу Фортуну с плахи
И тем куплю любовь ея!

Будет ли это и мой путь, или вновь предстоит игра с Фортуной в начавшемся кризисном 2012-м?


[1] Здесь и далее — стихотворные вставки из текстов песен Ю. Кима, часть из которых (к к/ф «Бумбараш», «Двенадцать стульев» и т.д.) прозвучали и публиковались под псевдонимом А. Михайлов.

[2] В развитии цифровой радиосвязи и теории секретной связи Over the years the West had its Shannon; and the East had its Kotelnikov, Wiki.

[3] Dictionary of Naval Abbreviations. Словарь военно-морских сокращений.

[4] ЮЗГУ, КГУ

[5] «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей» (How to Win Friends and Influence People) — наиболее известная книга Дейла Карнеги, вышедшая 12 ноября 1936 г.

[6] Курс для высшего управленческого персонала. Изд. в СССР в 1971 г., сокращенный перевод американской книги изд. Прентис-Холл под ред. проф. В. И. Терещенко.

[7] HR, Human Relations — принятое обозначение службы управления персоналом.

[8] Коэффицие́нт интелле́кта (Intelligence Quotient, IQ) — количественная оценка уровня интеллекта человека: уровень интеллекта относительно уровня интеллекта среднестатистического человека такого же возраста. Определяется с помощью специальных тестов.

[9] Тест Ландольта позволяет оценить общую работоспособность человека и ее составляющие : продуктивность, скорость, точность (безошибочность), выносливость и надежность

[10] Цель: исследование лабильности, то есть способности переключать внимание, умения быстро переходить с решения одних задач на выполнение других, не допуская при этом ошибок.

[11] ITSM (IT Service Management) is a discipline for managing information technology (IT) systems, philosophically centered on the customer's perspective of IT's contribution to the business.

[12] По версии Will Gragodo, John Pirc Cybercrime and Espionage: An Analysis of Subversive Multivector Threats. Russ Rogers, 2011.

[13] CALS, Continuous Acquisition and Life cycle Support. В современных источниках определяется, как совместная стратегия государства и бизнеса, направленная на совершенствование существующих процессов в промышленности путем их преобразования в информационно-интегрированную систему управления жизненным циклом изделий.

[14] PLM, Product Life-cycle Management. Бизнес-стратегия, применяемая в области бизнес-решений по развитию продукта от концепции к производству и обслуживанию вплоть до утилизации в рамках концепции расширенного предприятия.

[15] Согласно документам NASA NPD_7120_004D, NPR 7120.5

[16] At NASA, Enterprise Architecture (EA) is used as a principal mechanism to transform business processes, mission-enabling investments, and life cycle management towards an optimized state.   NASA Transition Strategy. Version #2.1. February 2008.

[17] Phobos — название спутника Марса, «Страх» на древнегреческом. Phobos Ground — «Фобос– Грунт», Phobos Grunt — «Фобос–хрюкание», т.е. страшное хрюкание (в вольном переводе).

Александр Куприянов

IT Директор

Другие публикации Александр Куприянов