Вступить в Клуб Войти
Введите логин
Введите пароль
напомнить пароль

Сергей Горшенин, член Правления SPb CIO Club: Вершины, которые мы покоряем

13.02.2012

- Смотри внимательно. Чтобы подняться на Хоберкаршпитц, надо сначала спуститься по 16-й трассе, она красная, потом на якорном бугеле наверх, и оттуда вниз по «восьмерке». Дальше придется подняться на шестикресельном подъемнике, и «вуаля»: мы на высоте 2278 м. А впереди нас ждет трасса с перепадом высоты в 658 м.
- А есть другие варианты?
- Есть. 16-ю заменить спуском в фуникулере, правда до него надо сначала добраться на бугеле, отстегнуться от сноуборда и пройти пешком.
- Это слишком просто, давай по 16-й.
- Но она красная, а учитывая, что рядом совсем сложная черная 16а, она будет совсем «красная-красная». Готов ли ты к ней?
- Все равно, поехали.

Именно такой диалог у меня сегодня состоялся с другом на одном из подъемников в австрийских горах. Когда мы начали спускаться и увидели, что «красная» далеко не красная, а почти «черная», менять решение уже было поздно: оставалось идти только вперед, чтобы в конечном итоге подняться на вершину.
Почему-то этот разговор заставил задуматься о том, как часто нам приходится спускаться вниз, чтобы подняться наверх, или отступать назад, чтобы потом оказаться впереди.
Далее вы найдете три истории, объединенные общим героем, которые, на первый взгляд, кажутся даже не связанными друг с другом, но в том или ином виде встречаются в жизни каждого.

 


Врезка
Еще раз: вы не можете соединить точки, смотря вперед; вы можете соединить их, только оглядываясь в прошлое. Поэтому вам придется довериться тем точкам, которые вы как-нибудь свяжете в будущем. Вам придется на что-то положиться: на свой характер, судьбу, жизнь, карму – что угодно. Такой подход никогда не подводил меня, и он изменил мою жизнь.
Стив Джобс

 

Моя первая история. Про соединение точек, или Как пройти к «Водовозке»?

Порой кажется, что в жизни что-то не получается или получается не так, как вам того бы хотелось. Например, не приняли на работу в компанию, или заказчик не подписал контракт на внушительную сумму. В эти моменты вы испытываете целый спектр не самых позитивных чувств.  Но взгляните на ситуацию с другой стороны. Не приняли на работу в одну компанию — устроитесь в другую, где будет более комфортно. Заказчик не подписал с вами контракт на внушительную сумму — не стоит огорчаться: возможно, на деле проект окажется не таким уж простым и прибыльным, как думалось вначале. Наверняка каждый из вас припомнит массу таких случаев, но я расскажу историю своего героя.

Январь 2002-года ознаменовал для совсем еще юного героя этих историй поиск первой работы. На тот момент он уже вернулся из армии, впереди его ждал четвертый курс Политехнического университета. И, конечно же, хотелось найти работу по специальности, ну или хотя бы по направлению деятельности.

Его первое собеседование состоялось с директором колхоза, в администрации которого числилось пять компьютеров. Длилось оно ровно пять минут и проходило в коридоре, так как директор «считался» человеком занятым и куда-то торопился. Несколько минут, выражаясь современным языком, ушло на самопрезентацию и еще меньше — на то, чтобы услышать: «у нас уже есть «специалист из города».

Он готов был взяться за любую работу по профилю, поскольку понимал, что еще ничего не умеет, и очень многому придется учиться на практике, следовательно, начинать надо с основания пирамиды. Поэтому следующая попытка устройства на работу произошла в школе, которая несколько лет назад выпустила нашего героя во взрослую жизнь. Работа «не пыльная» — лаборант преподавателя информатики. Но почему-то директор школы решила, что без законченного высшего образования работать лаборантом никак нельзя.

Следующим шагом стал городской центр занятости. Несмотря на надежды, что программисты «уже» нужны, в стандартной российской очереди к специалисту ему рисовалась картина, похожая на предыдущие «собеседования». Что, собственно и подтвердилось далее: «…у нас каждый первый юрист, каждый второй — программист». Ну, а дальше и вовсе мягко дали понять, что пришел не по адресу, ибо это центр занятости не его района. Спасибо еще, что после пяти минут уговоров все-таки рассекретили адрес нужного центра занятости, находившегося на другом конце города. Как вы понимаете, сей географический факт героя повествования совсем не смутил, и уже спустя час перед ним открылись заветные двери.

Как правило, очередь с утра в одно учреждение не способствует тому, чтобы гражданин попал до начала обеда в другое учреждение. К счастью, он этого не знал, и смело открыл дверь в рабочий кабинет специалистов, ведущих прием. По сути, именно эта дверь стала для нашего героя дверью в профессиональную жизнь. Дело обстояло так: несмотря на обеденное время, никто не попросил тут же «закрыть дверь с обратной стороны». Ответ на вопрос, нужны ли программисты или системные инженеры, не заставил себя ждать: необходимо поднимать списки требуемых вакансий, заполнять заявку и т.д. Но вдруг одна из женщин вспомнила, что дочь их коллеги совсем недавно уволилась из «водовода», где работала программистом, поэтому «почему бы не попробовать свои силы там». Ему дали адрес «Ейского управления водопроводов ГУП Южводопровод», правда, это название он узнал гораздо позже. Поскольку нужное здание сразу найти не удалось, пришлось брать «подсказку зала». «Как пройти в водовозку?» Этот вопрос огорошил прохожего, который долго думал, что имеется в виду, но после серии вопросов-ответов, догадавшись, что является объектом поиска, подсказал, где это заветное место.

Несомненно, обедали и в этом учреждении, однако это было уже не важно: в отделе кадров подтвердили, что вакансия программиста открыта, только необходимо пообщаться с главным бухгалтером, который по воле случая спустя несколько минут в коридоре поинтересовался целью визита нашего героя.

Это было его первое «взрослое» собеседование. Как и полагается, после краткой самопрезентации, участники диалога перешли к тому, чем занимается управление и какие, собственно, обязанности возлагаются на инженера-программиста 2-й категории. Задачи делились на три направления поддержки и автоматизации: бухгалтерии; абонентского отдела; существующей инфраструктуры (в том числе ее дальнейшего развития).

Первое направление было наиболее приоритетно, и разговор сместился к обсуждению имеющихся в бухгалтерии информационных систем. Таковыми оказались «1С:Бухгалтерия» версии 2.0 и 7.7. Случись этот разговор раньше, вряд ли бы он был диалогом. Но судьба и тут внесла поправки: еще две недели назад он не знал, что такое «1С», пока случайно отец не попросил внести поправки в программу расчета тепловых показателей ЖКХ у него на работе. Как выяснилось со временем, это был простейший справочник, созданный на базе «1С:Предприятие 7.7», но именно этот справочник сыграл решающее значение в начале профессиональной карьеры и выборе дальнейшего направления развития героя повествования.

Завершая эту историю, стоит отметить, что в «водовозке» появился молодой программист, с которым всегда можно было поговорить на «ты» и быть уверенным, что любая поставленная задача будет сделана качественно и в срок.

Моя вторая история. О любви и потере, или Почему перестают быть программистами

Можно сказать, что ему повезло: он уже в средней школе решил, кем хочет стать. Как и большинству из нас, в детстве ему хотелось быть милиционером, космонавтом или военным. В то время это было «модно», если можно так сказать. Но с пятого класса он решил стать программистом. Впервые эта мысль посетила его в недавно завезенном в школу компьютерном классе. потом пошли книги, так или иначе связанные с современным понятием информационных технологий. Один из первых в городе «спектрумов», с дисководом 5,25", который, в отличие от тех, к которым мы привыкли сейчас, весил килограмм 9–10 и был размером с современный системный блок. Первое знакомство с «286-ми» в 95-м, во дворце молодежи, где школьникам каждые выходные давали знания сверх школьной программы. Программирование стало для героя путеводной звездой, которая, казалось, будет светить на всем профессиональном пути. Новые знания впитывались, словно губка. Каждая новая задача подхватывалась с интересом, даже если она только косвенно касалась ИТ.

Но примерно через год после окончания института стало понятно, что помимо институтского образования и опыта должно быть что-то еще, что восполнит пробел между теорией и практикой. Пробел не только в области ИТ, но и в сфере основной деятельности организации. Поэтому помимо ИТ-курсов были курсы по бухучету, чтение регламентов и инструкций пенсионного фонда и «собесов», которые любезно одалживали коллеги по цеху из ведомств, и т.д. Герой ждал, что, программируя, он будет творить, но текущие задачи этому никак не способствовали. Тогда же пришло и понимание того, что «настоящим» программистом можно быть только в ИТ-компании, либо в компании с очень большим штатом ИТ-персонала, но в то время сложно было представить такие. В результате, не прошло и трех лет с момента окончания университета и работы программистом, как следующая должность стала «именоваться» «эникейщиком».

Казалось бы, путеводная звезда программирования начала меркнуть и, страсть к творчеству в этой области стала проходить. Но однажды осенью ему предложили преподавать курс программирования. Как ни странно, несмотря на то, что до этого опыта преподавания у него не было, он согласился. Во-первых, это было интересно, а во-вторых, это Программирование. И не просто программирование, а обучение оному, что давало возможность научить слушателей смотреть на программирование как на искусство. Любопытно, что для многих слушателей понимание того, что программирование — это не просто набор кода, а творение, было открытием. Творение при создании простых и изящных алгоритмов, ввод кода, структурированный по уровням, построение экранных форм и печатных таблиц, простых и эргономичных. Ему нравилось общаться с людьми, доносить им свет своей путеводной звезды и смотреть, как загораются другие звездочки.

А потом появился «Аристотель» — Автоматизация Работы Информационной Службы и Технического Отдела. Программный комплекс, название которого появилось значительно позже идеи его создания. Причиной тому стало его неуемное стремление к новому и неопознанному. В данном случае — начало работы руководителем ИТ–подразделения. Ему представлялось, что новорожденный программный комплекс будет способствовать оперативному решению большого числа задач, с которыми приходится ежедневно сталкиваться. Была выстроена матрица информационных потоков и функциональных блоков, призванных автоматизировать тот или иной процесс. За несколько лет создания функционал комплекса сильно «поправился», стало возможным с его помощью решать практически все текущие вопросы. Заложенная на этапе проектирования логика позволяла без особых сложностей наращивать требуемые функции. Но сейчас речь не об этом. «Аристотель» стал не столько инструментом его работы, позволяющим экономить время на рутинной работе, сколько  творением искусства в программировании, у которого каждая иконка подбиралась по смыслу, а на проработку экранных форм порой уходило времени больше, нежели на написание программного кода, который, кстати, всегда «вылизывался» до запятой.

 


Врезка
 «Я уверен, что ничего из этого не случилось бы, если бы меня не уволили из Apple. Лекарство было горьким, но пациенту оно помогло. Иногда жизнь бьет вас по голове кирпичом. Не теряйте веры. Я убежден, что единственная вещь, которая помогла мне продолжать дело, — это то, что я любил свое дело. Вам надо найти то, что вы любите. И это так же верно для работы, как и для отношений. Ваша работа заполнит большую часть жизни, и единственный способ быть полностью довольным — делать то, что, по-вашему, является великим делом. И единственный способ делать великие дела — любить то, что вы делаете. Если вы еще не нашли своего дела, ищите. Не останавливайтесь. Как это бывает со всеми сердечными делами, вы узнаете, когда найдете. И, как любые хорошие отношения, они становятся лучше и лучше с годами. Поэтому ищите, пока не найдете. Не останавливайтесь».
Речь Стива Джобса перед выпускниками Cтэнфорда в 2005 г.

 

Вот так и у нашего героя. Детская привязанность и любовь к программированию, казалось, отошли на второй план, но, несмотря на смену направлений работы, продвижение по служебной лестнице – теперь к нему обращались по имени но уже на «Вы», интерес не угас даже тогда, когда на программировании можно было поставить точку. Ведь он нашел то, что любил, и это стало для него увлечением, которое продолжает приносить ему удовольствие.

Моя третья история.  О смерти, или Зачем айтишнику бизнес-образование

Третья история будет очень короткой. Ведь она еще не закончена и касается настоящего и будущего.
Как правило, за рубежом считается, что CIO должен иметь бизнес-образование, а профильное техническое — скорее, исключение из правил. То есть, по сути, из бизнеса уходят в ИТ. Как показывает отечественный опыт, у нас все наоборот: в основном, ИТ-директора имеют в своем арсенале одно высшее техническое образование. Учитывая «европейскую идеологию CIO», руководить ИТ должен человек с бизнес-мышлением, а не технарь. Многие главы ИТ–подразделений дополнительно получают бизнес-образование, и эта мысль не прошла мимо нашего героя. Как результат, несколько лет в университете на экономическом факультете, красный диплом, и… все та же работа в области информационных технологий.

Многие, обращаясь уже по имени-отчеству, спрашивают, а зачем? Ведь можно выбрать свою модель обучения, связанную со сферой и спецификой деятельности компании, в которой работаешь. Что в  свою очередь позволит разбираться во всех аспектах деятельности текущего ИТ-подразделения. И да, и нет. Современный успешный ИТ-руководитель должен уметь эффективно и каждодневно управлять изменениями и принимать решения, зависящие от множества факторов. Среди этих факторов — макроэкономические и региональные условия, специфические для конкретной отрасли действующие силы, различные организационные характеристики и т.д. Вот тут и приходит на помощь бизнес-образование, которое расширяет кругозор и открывает новые горизонты. Например, в ходе ведения одного проекта ему сделали два предложения: в одном случае это была должность коммерческого директора, в другом — директора по развитию. Это довольно часто встречающаяся в России практика: ИТ-директора со временем из информационных технологий уходят в бизнес. Ведь в данном случае не последнюю роль также играют собственные личностные данные, навыки и профессиональные амбиции. И теперь не редкость в разговоре с генеральным директором услышать, что начинал он когда-то в должности системного администратора. В подтверждение этому в «Энциклопедии публикаций членов SPb CIO Club на страницах журнала IT Manager» вы найдете портреты тех CIO, кто в силу обстоятельств ушел из профессии. Но не стоит думать, что это окончание истории, так как это развитие и движение вперед. Не стоит также забывать, что есть те, кто возвращается назад в ИТ, также продолжая при этом двигаться вперед. Как сказал Стив Джобс: «Оставайтесь голодными. Оставайтесь безрассудными».

Сергей Горшенин

Директор по цифровой трансформации

Другие публикации Сергей Горшенин