Вступить в Клуб Войти
Введите логин
Введите пароль
напомнить пароль

Олег Вайнберг, Директор BV-Group: Мир без границ, или Как пасти кошек

02.07.2012

Когда-то давным-давно, в незапамятные, казалось бы, времена, а на самом деле всего несколько столетий назад, местоположение человека было весьма ограниченно и локализуемо. Каждый город или деревня имели своего хозяина, иногда собирательно-демократического, иногда конкретно-деспотического, иногда — как повезет. Свои законы, границы, деньги. Однако логика развития все время требовала снижения транзакционных издержек. Города и деревни постепенно превращались в страны. Разнообразие валют уменьшалось вместе с причудливостью законов. Появились, зачастую весьма расплывчатые, международные и даже общечеловеческие принципы.

Но человек по-прежнему был весьма ограничен в своих перемещениях по планете. Его можно было достаточно легко найти. По крайней мере, с точностью до страны. Человек рождался в одной стране, в ней жил, работал, платил налоги и подати, исполнял законы, что-то покупал, что-то продавал. В ней, обычно, и умирал. Иногда он менял страну, но это не меняло сути. Он просто перебирался в другую страну, обрубая свои повседневные коммуникации. И уже подчинялся другим законам, платил другие налоги другому государству, покупал, продавал, ел, пил, жил… Государства из последних сил удерживали барьеры, потому что граждане и есть самый важный капитал государства. Именно они платят ему налогами за услуги, чаще всего мифические и лишь декларируемые, по защите от внешних врагов, наведению внутреннего порядка и тому подобное. При этом некоторые государства, обычно более демократические по сути, оформляют эти отношения как коммерческие. Граждане платят налоги, а государство обещает и действительно оказывает обществу массу полезных услуг. Другие, произнося те же самые слова, берут подати и оброки, ограничивая свою деятельность тем, что не слишком вмешиваются в жизнь простых граждан.

Граждане, повторяю, и есть самый важный ресурс государства. Это твердо усвоил каждый, кто хоть раз поиграл в игру «Цивилизация». Именно это понимание порождает границы, валюты, национальные языки и интересы, шпионов и борьбу с терроризмом. Однако логика снижения транзакционных издержек при взаимодействии бизнесов и людей действует неумолимо. Именно эта логика вызвала появление транснациональных компаний, работающих поверх границ. Дальнейшие альянсы, объединения и союзы, вплоть до Европейского, просто поддержали тенденцию.

Границы, национальные интересы, разведчики и шпионы

Существует ли такое понятие, как национальные интересы? Если честно, я не могу дать ответ на этот вопрос. На мой взгляд, земной шар принадлежит людям, которые на нем живут. И мне не взять в толк, каким образом интересы двух людей, которые живут в сотне метров друг от друга, могут вдруг начать диаметрально различаться от того, что кто-то третий вдруг вкопал между ними столбы и натянул колючую проволоку. Но, положим, я просто чего-то не понимаю. Однако совершенно точно можно сказать, что доступный во всемирной паутине WikiLeaks в сочетании с онлайновыми переводчиками и национальными Leaks’ами позволяет взглянуть на понятие «национальных интересов» намного более трезво.

Разумеется, границы, если и исчезнут, то не завтра, хотя объединение Европы дает надежду. Границы еще держатся. Однако выездные визы, за исключением стран с наиболее людоедскими режимами, уже отсутствуют. Разумеется, есть въездные визы, но полным полно стран, где они носят весьма условный характер. Причем это, зачастую, вполне комфортные места.

Валюты

Как мы понимаем, для того, чтобы заставить гражданина раскошелиться (неважно, налог это будет или оброк), надо этого самого гражданина как-то идентифицировать. И даже не столько его, поскольку подушный налог, в основном, канул в лету, сколько его деньги. Основным инструментом для этого во все века были национальные валюты. Отсюда и постоянные или периодически возникающие запреты на владение драгоценными металлами, валютой других государств, банковскими счетами в банках других государств и т.д. Чем большая часть накоплений и ресурсов гражданина сохраняется в чем-то, отличном от бумажек, печатающихся его государством, тем в меньшей степени он подконтролен.

Все это прекрасно работало годы и века, пока не появились наднациональные деньги, так называемые «электрические». Я намеренно не говорю «электронные», дабы не было соблазна смешать в одну кучу PayPal, BitCoin, WebMoney и обычные банковские пластиковые карты.

Что спасало и спасает национальные валюты? Подконтрольность каналов транзакций. Именно попыткой взять эти каналы под контроль объясняется непрекращающаяся борьба правительств с наличным оборотом в пользу безналичного. Чемодан купюр, пусть даже и пронумерованных, намного анонимнее, чем банковский перевод.

Строго говоря, то, что мы называем деньгами, таковыми не являются, поскольку выполняют не все функции денег. Например, затруднительно использовать их в качестве средства накопления или меры стоимости. Из-за инфляции и политических игр. То, что мы используем, — банкноты или счета в банке — это так называемые «фиатные» или ненастоящие деньги. Государство обязывает граждан их использовать и принимать как средство платежа. Каналы движения фиатных денег достаточно хорошо отслеживались, пока не появились такие же фиатные «электрические деньги», каналом движения которых является Интернет. Ведь если можно делать «не совсем деньги» одним, то очень трудно запретить это другим. А потом появились не фиатные электрические деньги, которые свободно путешествуют поверх границ по правилам негосударственных платежных систем. Степень контроля и регулирования государственными органами таких платежных систем в разных странах сильно отличаются. Часто негосударственные платежные системы привязывают свои электронные нефиатные деньги к курсам мировых валют, однако это чистая условность. Государства никак не обеспечивают надежность и реальную ценность таких стоимостных единиц.

И не то, чтобы государство вовсе уж не может никак это все контролировать. В принципе, оно может. Но, очевидно, безумное количество мелких транзакций отдельных индивидуумов создает гигантский информационный шум, на фоне которого крайне затруднительно построить действенную систему контроля. Вася Пупкин получил из-за границы какую-то пустяковину. Вероятно, он это купил, хотя это совершенно не очевидно. Если он это купил, то как он за это заплатил? Возможно, банковским переводом. А возможно, «суррогатными электрическими» деньгами. Брать его за шиворот вроде как совершенно не за что. Очень может быть, что он получил эти суррогаты вполне легально, например купив их. А возможно — вполне нелегально, получив их в качестве оплаты за что-то и не заплатив налоги.

Выпущенный из бутылки джин тут же принялся плодиться и размножаться. Наряду с фиатными, то есть более-менее подконтрольными деньгами, такими как  PayPal, Visa Cash, Mondex Chipknip и тому подобными, появились нефиатные трансграничные деньги на базе сетей, такие как Bitcoin, EasyPay, Qiwi, Rapida, WebMoney, «Яндекс.Деньги». Причем, границы распространения таких систем все время дрейфуют и расширяются, поскольку они с легкостью необыкновенной обменивают деньги между собой или через третьи системы.

Отдельного разговора заслуживает BitCoin — электронная пиринговая криптовалюта, созданная в 2009 г. кем-то, назвавшимся  Сатоcи Накамото, реальная личность которого остаётся неизвестной. Неизвестно даже, один это человек или группа. В отличие от других валют, «Биткойн» не зависит от какого-либо центра, занимающегося выпуском валюты. Сведения о перемещении денежных средств хранятся в распределенной базе данных на всех компьютерах, подключенных к данной пиринговой сети. Невозможно распоряжаться чужими денежными средствами и потратить одни и те же средства дважды: для обеспечения безопасности используются криптографические методы. Принцип одноранговой сети, отсутствие административного центра и тот факт, что эмиссия «Биткойна» ограничена алгоритмически, делает невозможным государственное, да и вообще какое бы то ни было регулирование и манипуляцию курсом путем изменения денежной массы. «Биткойн» предполагает анонимное владение и перевод денежных средств. Таким образом, мы имеем абсолютно анонимное и принципиально не подверженное инфляции надграничное, негосударственное, неподконтрольное платежное средство. Можно сказать, что BitCoin — это идеальные деньги.

Кроме более-менее глобальных электрических денег существуют локальные, используемые в различных многопользовательских играх. И их там довольно много. Годовой оборот компании Wargaming.net в 2010 г. составил $10 млн. Практически все они — часть внутренней валюты World Of Tanks. А ведь это не единственная и далеко не самая распространенная игровая площадка. Разумеется, власти пытаются как-то вернуть контроль. Правительственные службы Австралии считают налогооблагаемой прибыль с виртуальных ценностей. Китайское правительство издало указ о прекращении обмена виртуальных денег на реальные «для сдерживания нерегулируемого обмена валют». Корейское правительство издало закон, запрещающий все операции обмена игровых ценностей на ценности реального мира. Наказание за этот вид деятельности составляет $50 000 и тюремное заключение сроком на пять лет. Однако, даже если запретить все и всем, невозможно прекратить обмен игровых денег на электрические, ибо и те и другие слабо регулируются государствами.

Как говорилось в фильме «Обыкновенное чудо», «свиньи вы, а не верноподданные!». Интернет, с его достаточно свободной передачей информации, возможностями общения, платежами страшно раздражает «государства», поскольку подданные становятся не такими уж подданными. Государства совершенно справедливо указывают, что электрические деньги используются для отмывания и уклонения от налогов. Так оно и есть. Но основная причина этого, увы, в том, что граждане многих государств в массе своей не испытывают особой лояльности к своим государствам и не считают, что получают достаточно за то, что платят.

Интернет-коммуникации порождают феномен отсутствия для человека государства как такового. То есть, оно как бы есть, но очень... слабо. Работать человек может вовсе даже не в той стране, гражданином которой является, а жить при этом вообще в третьей. Налоговые органы поседеют, если захотят разобраться в «электрических» деньгах, которые обращаются в мире, или даже если просто постараются найти налогоплательщика на территории земного шара.

Хороший пример тому Белорусская фирма Wargaming.net, разрабатывающая и поддерживающая многопользовательскую игру World of Tanks. По данным Википедии, Wargaming.net — разработчик компьютерных игр в жанре стратегий. Она была основана в 1998 г. Штаб-квартира компании находится в Лондоне, центр разработок — в Минске. На март 2012 г. штат сотрудников Wargaming.net насчитывает около 800 человек по всему миру, и только половина из них находится в Белоруссии. Как уже было сказано, оборот компании на 2010 г. составил $10 млн. К слову сказать, утвержденный бюджет расходов той же Беларуси в том же году составил 38 222 389 047 тысяч белорусских рублей, то есть порядка $11 000 млн. При этом 25% от полутора миллионов пользователей World of Tank платят от $3 до $10 в месяц. Это огромное число транзакций, в основном электрическими деньгами. Как вы думаете, насколько владельцы и сотрудники Wargaming на самом деле зависят от господина Лукашенко? И сколько времени им потребуется, при необходимости, чтобы перестать зависеть от него совсем? И даже если железный занавес вокруг этой, отнюдь не демократической страны, станет непроницаемым, насколько это скажется на положении самой Wargaming и ее клиентах в России, США, Канаде, Австралии и других странах?

Вторым хорошим примером является free-lance. Попробуйте зайти на http://www.free-lance.ru/ и опубликовать проект. Скорее всего, вы получите массу предложений от фрилансеров всего СНГ, при этом основным платежным средством будут WebMoney. Мало кому приходит в голову, что оплачивая работу фрилансера из Украины, вы осуществляете перевод средств гражданину другого государства. Причем ни ваше, ни его государство никак в этом не участвуют.

Разумеется, государства всеми силами будут пытаться взять Интернет под контроль. Иначе граждане просто перестанут воспринимать их всерьез и будут сами выбирать, какое государство «нанимать» для обеспечения общественных интересов. Государства, даже декларирующие, что они являются демократическими, все же не готовы к столь рыночным интересам. Можно, конечно, пытаться блокировать все целиком — по примеру Китая и арабских стран. Но, как мы видим, получается это слабо. По той причине, что такие барьеры повышают транзакционные издержки, что негативно влияет на развитие страны в целом. Остается брать под контроль точки ввода и вывода электрических денег, но, по моему мнению, точка необратимости уже пройдена, поскольку набрана критическая масса товаров и услуг, которые можно получить, используя вненациональные деньги. По сути, теперь нет особой нужды вообще обращаться к государственным валютам.

Языки

Войны не будет. Но будет такая борьба за мир,
что камня на камне не останется
Советский анекдот

Языковой барьер является хорошей и достаточно естественной преградой. Однако этот барьер неуклонно снижается, и не в последнюю очередь благодаря таким удобным инструментам, как Google translate. Можно сказать, что в интернет-пространстве языковый барьер весьма условен. Конечно, зачастую результат перевода вызывает улыбку, но в целом общению это не мешает.

Времена, когда человек жил и умирал там, где родился, уходят в прошлое. Самое главное, проходят времена, когда голос человека был слышен не дальше его квартала. Мы видим потрясающий феномен умирания понятия «маленький человек». Все люди неожиданно стали «большими», интересными друг другу. А еще, что намного важнее, они вдруг стали интересны сами себе, осознали свою важность, значимость, «слышимость» и «видимость». Интернет с его многочисленными способами представления информации привел к феномену блоггеров и YouTube. «Мелкий винтик», которого раньше можно было гнобить всеми доступными способами, вдруг выкладывает ролик на YouTube и выясняется, что не такой уж он и мелкий, вовсе не винтик и, главное, не так уж одинок. Можно сколько угодно возмущаться разворовыванием бюджента, а можно создать сайт «РосПил», и с этим возмущением уже придется считаться. Государству, как аппарату подавления своих граждан, осталось не так много времени. Этому институту предстоит либо умереть, либо сильно трансформироваться. Какие же из этого следуют перспективы? Пессимистические: возможно, мы до этого не доживем. Барин не может выжить без холопов, а государства — без подданных. Поэтому в ход будут брошены все силы, чтобы удержать контроль. От «борьбы с терроризмом» и до «железных занавесов». Понятно, что толку от этого будет не много, потому что коммуникации нужны, а тотально проверить каждый пролетающий бит невозможно. Но «показательные порки», несомненно, будут. Государства просто не умеют иначе. Оптимистические: вероятно, не за горами то время, когда государства перестанут быть аппаратом угнетения и станут бороться между собой за внимание граждан всей планеты.

P.S.

Несколько дней назад мне на глаза попалось информационное сообщение. Один из основателей социальной сети Facebook Эдуардо Саверин отказался от гражданства США и решил официально стать жителем Сингапура. В публикации отмечалось, что отказ от американского гражданства позволит снизить объем налогов, которые Северин должен выплачивать. Там же приводились следующие цифры: в 2011 г. от американского гражданства отказались около 1800 человек, в 2008 таких было всего 235. В качестве причины, побуждающей людей пойти на такой шаг, обычно называются высокие налоги, которые нужно платить в США.

Олег Вайнберг

Соучредитель

Другие публикации Олег Вайнберг