Вступить в Клуб Войти
Введите логин
Введите пароль
напомнить пароль

Страсти по лицензиям, или Хождение директоров по мукам

26.09.2007

«100 лучших снотворных для директора по ИТ. Первый рецепт – лицензирование, как купить это лекарство дешевле и какие возможны побочные эффекты?» — под таким необычным названием прошел в рамках Конгресса CIO&CFO-директоров «Подмосковные вечера» круглый стол, посвященный лицензированию и проблемам пиратства в сфере интеллектуальной собственности. Участники  – представители вендоров программного обеспечения, руководители отделов IT крупных компаний, представители общественных организаций, юристы «выясняли отношения». Причем самое живое обсуждение получилось именно о «побочных эффектах» борьбы с пиратством в России.

Количество руководителей и предприятий, осознающих необходимость пользоваться только лицензионным программным обеспечением, непрерывно растет. Так, по данным IDC, которые озвучил руководитель отделения «Майкрософт Рус» по борьбе с пиратством Сергей Алпатов, за 2006 год доля нелегального ПО составила в России около 80% — то есть налицо тенденция к снижению пиратства по сравнению с предыдущими годами – 90-86%. Россия вышла из двадцатки самых неблагополучных в отношении пиратства стран. Это вызвано,  в первую очередь, серьезным ужесточением государственного контроля в области интеллектуальных продуктов и авторского права. Ужесточением, которое начало принимать «на местах» довольно уродливые формы.

Не менее остро, чем проблема защиты прав производителей ПО, встает вопрос защиты  предприятий от прямых  вымогательств и шантажа со стороны правоохранительных органов. У коммерческих организаций появляется новая статья «коррупционных расходов» – к привычным поборам из серии «СЭС-пожарные-налоговая» добавилась новая дань — «на компьютеры». «Попробуйте пройти через подземные переходы, — отметил в ходе выступления «От продуктов к услугам: современные способы оптимизации затрат на лицензирование» руководитель компании Optimicon Дмитрий Алтухов. — Как продавали пиратские диски сотнями, так и продают. Но проверки почему-то начали приходить именно в офисы к пользователям, причем в офисы малого и среднего бизнеса. Причем идет проверять кто угодно и проверяют что угодно».

Лицензировался – спи спокойно?

Очень важно понимать, что даже если на предприятии обеспечена 100% лицензионная чистота используемого ПО, это никак не гарантирует безопасности для компьютерного парка компании. Если «органам» очень надо – все что надо, будет конфисковано. «Эксперты», работающие в составе правоохранительных бригад, могут «сомневаться», что установленное ПО полностью легально, поэтому в любом случае компьютеры могут забрать «на экспертизу» — месяца на два.

Как правило, проверяющие – а организаций, которые имеют право на такие проверки, в России насчитывается около десятка – предлагают за «разумные деньги» решить вопрос. Но бывают случаи, когда проверки используются как орудие конкурентной борьбы – и тогда деятельность фирмы может быть остановлена на несколько месяцев. Финансовые последствия очевидны — вплоть до ликвидации предприятия.

Доходит буквально до курьезов – так, представительница одной очень крупной розничной торговой сети рассказала на круглом столе, что проверка нашла в реестрах их полностью лицензированных компьютеров ключи, ссылающиеся на «триальные» версии программ – которые в компании честно использовали разрешенный период (обычно 30-60 дней или определенное количество запусков), а затем удалили. Это было расценено как использование пиратского софта.

В другой компании  было опечатано и конфисковано пять компьютеров. В одном из них вообще не было жесткого диска.

В третьей – сервер был после «экспертизы» возвращен владельцам с наклеенной резолюцией: «Слишком запаролен, не смогли вскрыть».

К чести правоохранительных органов следует отметить, что проверкам в большинстве случаев предшествуют письма, предупреждающие компанию о незаконности использования нелицензионного ПО. На письме ответственное лицо компании должно расписаться — «ознакомлен». На исправление ситуации, как правило,  дается 2 недели, за которые все равно лицензировать софт невозможно даже теоретически. Бывают, впрочем, случаи, когда письмо приходило в фирму в пятницу вечером, а проверка – в понедельник утром... Риску подвергается и компания, которая уже отправила необходимые документы на лицензирование, но пока не получила соответственных лицензий от вендора – в этом случае, комментирует Сергей Алпатов, корпорация ничем не может помочь своему новому клиенту.

Что делать IT-директору? «Надо лицензировать все используемое ПО и все равно быть готовым к проверкам; можно не использовать коммерческое ПО вообще и все равно быть готовым к проверкам; надо быть готовым к тому, что даже если все лицензии на месте, компьютеры все равно конфискуют, если надо», — резюмировал IT-директор СП «Бизнес Кар» Андрей Семенчук.

А нам все равно!

Основная претензия IT-сообщества к «Майкрософт» и другим вендорам — то, что они выпустили из бутылки джинна коррупции, при этом корпорации совершенно не готовы помогать тем своим клиентам, которые честно лицензировались, но все равно попадают под прессинг правоохранительных органов. «В нашем случае необходимый  документ для предъявления проверяющей инстанции нам прислали из «Майкрософт» по е-мэйлу — проверяющие на это сказали, что они сами могут таких писем сто штук мне прислать, это вообще не доказательство нашей чистоты», — рассказал Анатолий Тенцер, чья компания неоднократно подвергалась «лицензионным» преследованиям.

«Мы ничем помочь не можем, милиция, фиксируя правонарушение, действует в рамках должностных обязанностей. Правообладатель на это не влияет» — вынужден был реагировать на жалобы Сергей Алпатов.  «ПО – это такой же актив, как и другие активы предприятия. Чтобы лицензии всегда были в порядке, надо наладить процесс, управлять лицензиями, подчеркнул представитель «Майкрософт». — Есть разные технологии, которые позволяют упростить и автоматизировать эти задачи, такие, как Software Asset Management».

Но сами корпорации пока не торопятся привести бизнес-процессы, которые они ведут в России, в соответствие с местным законодательством, согласно которому полученные по е-мэйлу или распечатанные с сайта документы (обычная практика, применяемая тем же «Майкрософтом») признаются компетентными органами только в качестве макулатуры...

Сикофанты XXI века

При поддержке вендоров в России работает несколько общественных организаций, защищающих права правообладателей – такие как международная ассоциация BSA («Business Software Association») и отечественное НП ППП («Некоммерческое партнерство поставщиков программных продуктов»). В их функции входит, помимо пропаганды всех преимуществ легального ПО, рассылка «писем счастья» по организациям и предприятиям. «Письма счастья» — так в среде системных администраторов и IT-директоров называются предупреждения об уголовной ответственности за использование пиратского ПО, которые обычно направляются на имя генерального директора или IT-специалиста. В них, как правило, содержится предложение в некий четкий срок лицензировать свое ПО. В противном случае компанию ждет неприятный визит «а ля маски-шоу» со всеми вытекающими. Кроме того, на сайтах этих организаций содержатся призывы к прямым доносам  — если посетителям сайта известны какие-либо случаи использования пиратского софта, об этом можно анонимно сообщить.

Таким образом, производители ПО вольно или невольно создают прослойку между собой и пользователями, на которую можно переложить ответственность за «перегибы на местах» – правообладатели ни при чем, кашу заварили общественные организации – с них и спрос. По крайней мере, именно в таком духе реагировали представители вендоров, участвовавшие в круглом столе. Преследование нелицензионных программ ведет не корпорация, а российское государство, стоящее на страже законодательства – следовательно, к нему все вопросы. А общественные организации – всего лишь добровольные помощники Закона.

Кто виноват – понятно. Что делать?

Единственный способ как-то переломить ситуацию в пользу добросовестных приобретателей ПО – заставить работать общественное мнение, повлиять на позицию государства, которое допускает очередные «перегибы на местах», считает член коллегии «Адвокат» Владимир Болтянский. Пока проблема не выходит за рамки узкого профессионального сообщества, на нее мало кто обращает внимание, и это развязывает руки нечистоплотным служителям закона.

«Если правообладатели хотят, чтобы проверки продолжались – будет развиваться рынок альтернативных услуг: любое бесплатное ПО не бесплатно, вокруг него сразу же возникает рынок услуг – по проектированию, внедрению, сопровождению. И компании будут за это платить – потому что это будет дешевле... Когда стоит вопрос: что критичнее — сложность внедрения или остановка бизнеса, выбор очевиден», — подчеркивает Алтухов. В условиях жесткого прессинга государства и вендоров неизбежен переход многих офисных и бизнес-приложений с жесткого диска пользователя в Сеть – концепция Software as a Service (SaaS), которая успешно развивается на Западе, может в ближайшем будущем найти свое применение и в России.

Особую роль играет психологический аспект – мало кому нравится покупать «из-под палки», а именно эту стратегию выбрали сейчас вендоры.

Есть еще один экстремальный способ защиты от шантажа – держать «в загашнике» запасные офисные компьютеры и серверы, в которые, например, каждую ночь будет синхронизироваться содержимое основных машин. Приехала проверка, забрала компьютеры на экспертизу – не беда, развернем новые. И так до следующей проверки...

Кстати, «хозяйке на заметку»: копии лицензионных документов должны быть наготове во всех филиалах предприятия. С проверкой часто приходят в региональные офисы, и ссылки на головную организацию не работают. Лицензии (или их копии) должны быть там же, где компьютеры.

Linux – в массы

В ситуации борьбы с пиратством – точнее, с потребителями продуктов пиратской деятельности —  все больше мелких и средних предприятий используют в работе свободный офисный пакет OpenOffice.org (кстати, в борьбу за  первенство в этой области включился такой монстр, как IBM, на прошлой неделе анонсировавший выход своего бесплатного офисного пакета IBM Lotus Symphony), многие IT-руководители присматриваются к Linux как к замене десктопных версий Windows (как серверная ОС Linux используется с незапамятных времен). Однако на этом пути внедренцев подстерегают свои подводные камни.

Прежде всего, это несовершенство отечественного законодательства. В нем пока не обозначено понятие свободных лицензий, таких как GPL, соответственно, незадачливому IT-специалисту, скачавшему и установившему в организации Linux и распечатавшего свободную лицензию GPL, проверяющий милиционер посоветует подшить эту бумажку к той же «макулатуре», что и е-мэйл из «Майкрософт». Единственным выходом в данной ситуации является покупка коробочных версий свободного ПО, которое, как правило, продается по цене носителя. Купленное ПО обязательно должно быть поставлено на баланс – это же касается и официального проприетарного ПО, используемого в организациях! Наклейка на корпусе компьютера или лицензия не являются для проверок достаточным доказательством вашей невиновности.

С внедрением открытых программных решений в корпоративную среду есть ряд проблем. «Клиент, «созревший» для миграции на открытое ПО, как правило, хочет увидеть 100% аналоги уже существующих решений, например, таких, как системы для групповой работы MS Exchange Server или MS Share Point. Приходится убеждать собственников бизнеса в том, что для решения конкретной задачи могут использоваться разные системы, которые выглядят по-другому, и тем не менее так же эффективно используются в корпоративной среде», — комментирует Александр Семенов, директор по развитию бизнеса «КОРУС Консалтинг» (компания является крупным системным интегратором бизнес-решений для российских предприятий и государственных организаций). «Уже сейчас есть готовые open source решения для бизнеса, функционал которых полностью отвечает бизнес-задачам предприятия любого уровня. Для внедрения таких продуктов и дальнейшей поддержки, как правило, требуется помощь профессионалов, но этого же требуют и дорогостоящие коммерческие продукты от вендоров».

Продукты Open Source разрабатываются и тестируются ведущими разработчиками со всего мира. Их основное отличие от коммерческого ПО – иная модель дистрибуции и маркетинга (в том числе — отсутствие лицензионных отчислений). Инновационное изменение продуктовой стратегии позволило крупнейшим мировым IT-компаниям выделить дополнительные средства на исследования и разработки новых продуктов, лучшие из которых по функциональности и надежности превосходят коммерческие аналоги.

Вряд ли можно говорить о том, что в ближайшем будущем Linux и свободные офисные пакеты найдут дорогу на каждый офисный компьютер в России. Но политика иностранных вендоров, проводящаяся зачастую без учета местных реалий, помноженная на российскую государственную коррупцию, способна дать в итоге совершенно неожиданный результат, прямо противоположный ожиданиям финансовых департаментов софтверных корпораций. По крайней мере, об этом свидетельствует интерес к миру Open Source, который проявляют IT-руководители и собственники бизнеса.

Павел Житнюк